Спрятанные турбийоны

Взгляните на чудо — Laurent Ferrier Galet Classic Tourbillion. Чистопородная швейцарская классика. Сдержанное изящество, идеальная проработка деталей, ничего лишнего. Но где же здесь объявленный в названии модели турбийон, спросите вы. А его просто не видно. Любоваться им можно только через прозрачную заднюю крышку, предварительно сняв часы.

Любовь к часам принимает иногда странные формы. Например, тот же турбийон*, механическое чудо, добавляющее к стоимости несколько десятков тысяч франков, но не способное сделать механические часы точнее, чем кварцевая штамповка за пятьдесят франков. На эту восхитительно бесполезную деталь часового механизма нужно просто смотреть, зрелище действительно завораживающее. Или показывать другим — шутка ли, сто тысяч на запястье! А некоторым ценителям, таким как владельцы Laurent Ferrier Galet Classic Tourbillion, достаточно

просто сознавать, что турбийон присутствует. Его не видно, но он есть.

«Многозначительно скрывать» и «выставлять напоказ» — два способа подачи часовых усложнений. Вот, к примеру, Richard Mille. Тут каждая тысяча, вложенная в часы, должна бросаться в глаза — тикать, крутиться, сверкать, мерцать. Партнерам по бизнесу, людям за соседним столиком в ресторане, всем вокруг должно быть ясно — это Richard Mille, это дорого.

С Laurent Ferrier по-другому: это красиво, но сколько это стоит, знает только сам владелец и несколько избранных, включая пробегавшего мимо часового журналиста.

Любая философия принимает законченный вид, когда кто-то доводит ее до абсурда. У часовщиков за этим дело не стало. Беат Халдиман сделал часы Beat Haldimann H9 — с парящим турбийоном, с тонкой ручной гравировкой и… непрозрачным черным стеклом. То есть не видно вообще ничего, даже стрелок. И стоит этот «черный квадрат» круглой формы сто пятьдесят тысяч франков (по крайней мере дешевле, чем Малевич).

А в предыдущей модели, Beat Haldimann H8, стекло было прозрачным, и турбийон имелся, но не было стрелок, то есть узнать, который час, по этим часам было опять-таки решительно невозможно. Изыск по достоинству оценили. Беат Халдиман получил за Н8 престижную премию.

Вообще скрывать с глаз интересные вещи — это очень по-швейцарски. Знаете ли вы, что на привычных швейцарских денежных банкнотах (сейчас эта серия постепенно выходит из обращения — прим. ред.) напечатаны не только портреты выдающихся деятелей науки и культуры, но и их краткие биографии? Только напечатаны эти биографии таким мелких шрифтом, что без мощной лупы прочитать их невозможно. Их не видно. Но они есть.

* Турбийон — это усложнение, принцип работы которого заключается в особом устройстве узла баланса, позволяющем нивелировать действие земной гравитации и повысить точность хода часов, — прим. ред.