Не поведу тебя в музей…

Как в Женеве неоднократно пытались создать музей В. И. Ленина и что из этого не вышло.

За пределами СССР музеи Ленина существовали в Праге, Братиславе, Варшаве, Кракове, Лейпциге, Тампере и даже Улан-Баторе. Самый, наверное, известный и очень даже посещаемый вплоть до самой своей ликвидации — мемориальный музей-квартира улице Мари-Роз (Rue Marie-Ros, 4) в 14-м округе Парижа. Здесь Ильич прожил с 1902 по 1912 год, в перерыве между семью годами, проведенными в Швейцарии.

Большую часть своего «швейцарского периода» Ленин провел в Женеве, но долгие годы она «ленинской мемориалистикой» оставалась не охвачена. Так, памятная доска на цюрихском доме «фюрера русской революции» на Spigelgasse 14 открылась еще в далеком 1928 году (вскоре владелец расположенного здесь же ресторана попросил городские власти возместить ему убытки, связанные с падением посещаемости этого заведения).

Правда, говорят, в Женеве Ленина увековечили еще при жизни, в 1920 году, когда на часовой башне Моляр появился барельеф в честь «Женевы — приюта изгнанников». Но однозначное утверждение, что на нем имеется единственное в мире изображение лежащего босого Ильича, — из области городских легенд, несмотря на некоторое портретное сходство. Автор, 24-летний скульптор Поль Бо (Paul Baud), не пояснял, кого именно он изобразил. Сам же барельеф был выполнен по итогам открытого конкурса, работы лауреатов которого выставлялись на всеобщее обозрение, и «изгнанник» с лицом Ленина добропорядочную публику тогда не смутил.

В 1967 году, по случаю 50-летия СССР и по инициативе местных коммунистов, имевших значительное политическое влияние, мэрия Женевы наконец согласилась на установку памятной доски по одному из многочисленных женевских адресов Ильича — Rue Plantaporrêts 3. В церемонии, завершившейся торжественным приемом, данным от имени женевских властей, принимали участие посол СССР в Швейцарии Геннадий Киселев, постоянный представитель СССР при международных организациях в Женеве Зоя Миронова и председатель кантонального правительства Андре Шаванн.

В начале 1980-х годов заговорили уже о создании целого музея В. И. Ленина в Женеве. Было подано официальное прошение кантональным властям — разрешить советским товарищам выкупить вышеупомянутую обычную частную квартиру. На что был получен категорический отказ, обоснованный запретом иностранцам, согласно закону Lex Furgler, приобретать жилую недвижимость. Да и соседи были против.

Газеты же писали о том, что ни для кого не было секретом: в 150-тысячной Женеве тогда насчитывалось до 700 сотрудников различных советских учреждений. На самом высоком уровне просто не пожелали создавать еще одно — музей с собственным советским персоналом, вплоть до гардеробщиц, которые в свободное от работы время могли бы заниматься и другой деятельностью. Холодная война была в самом разгаре.

В ноябре 1985 года на полях саммита «Рейган — Горбачев» вопрос создания музея затронул уже сам Михаил Сергеевич — в беседе с президентом Швейцарской Конфедерации Куртом Фурглером (по чистому совпадению — инициатором принятого в 1974 году вышеупомянутого закона об ограничении продажи жилой недвижимости иностранцам). Послу СССР Зое Новожиловой было дано указание подыскать для музея любое подходящее помещение.

Однако вскоре СССР развалился, и «ленинский» проект так и не был реализован. Хотя Москва успела поучаствовать в строительстве другого, ныне процветающего, женевского музея — Красного Креста, первый камень которого торжественно заложили в 1985 году Раиса Горбачева и Нэнси Рейган.

О музее Ленина заговорили вновь в 1993 году. На сей раз с инициативой снова выступили не советские, а местные политики. И даже подыскали другую ленинскую квартиру — ныне нежилое помещение по адресу Rue de la Tannerie 2 bis, в котором размещалось кантональное Бюро по равноправию женщин. Причем сами эмансипированные дамы были, в принципе, не против поделиться своей офисной площадью. Поддержал проект музея и местный каружский мэр-социалист.

Но тут выступили историки, высказавшиеся категорически против «фоссилизации, туристификации и анекдотизации прошлого». Со своей стороны авторитетнейший женевский славист Жорж Нива, называя эту идею «абсурдной и парадоксальной», выступал за создание музея не лично Ленина, а всей обширной русской иммиграции в Женеве — социал-демократической и не только.

В конце концов на столь глубокое переосмысление «русского следа» в Женеве ни у кого не нашлось ни желания, ни ресурсов — вероятно, из-за того, что слишком мало времени тогда еще прошло после распада СССР. Правда, по адресу Rue de la Tannerie 2 bis появилась вторая в кантоне Женева ленинская памятная доска.

Идея создания музея иммиграции, русской или какой бы то ни было в целом, в Женеве с ее 40-процентным иностранным населением до сих пор серьезно не обсуждается.

Отсутствие следов русского присутствия

Музей иммиграции имеется в кантоне Во. Занимая всего 30 кв. м, он называет себя самым маленьким музеем Швейцарии и держится, собственно, на плечах одного человека. Русских элементов
в экспозиции музея нет. С 2015 года мэрия Лозанны прекратила финансовую поддержку музея, который в настоящее время для нее «не является приоритетным».

На безрыбье и Ленин…

Первоапрельская шутка по-французски называется poisson d’avril — «апрельская рыбка». В 2017 году поистине «волшебный улов» случился у газеты L’Impartial, которая 1 апреля сообщила, что на аэродром города Ла-Шо-де-Фон прибыл В.В. Путин, чтобы принять участие в праздновании 100-летия выступления В. И. Ленина в местном рабочем клубе и посетить выставку о советской утопии, которая проходит в ла-шо-де-фонском художественном музее.

В этом сообщении правдой было почти все: и крошечный аэродром, которым активно пользуются боссы расположенных здесь часовых фирм, и выступление В. Ленина сто лет назад в действительно существовавшем рабочем кружке, и «советская» выставка, точнее, не одна, а целых три.

Кстати, выставки эти пользовались настолько большой популярностью, что их пришлось продлить на целый месяц.

*Юрий Обозный, журналист, переводчик. После изучения иностранных языков и международных отношений в Москве, Брюсселе и Страсбурге с 1998 года проживает в Женеве. В его рубрике – рассказы о случившихся в этом городе историях, которые сначала вызывают удивление, а потом заставляют задуматься.

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!