Мои часы — мое богатство

В участившихся спорах о том, что лучше — традиционные часы или «умные» наручные гаджеты, можно услышать такой аргумент: любой гаджет быстро устаревает, через пару-тройку лет его можно выбрасывать, а традиционные часы не только почти не теряют в цене, но и некоторые из них через много лет можно продать дороже. Так ли это? Теоретически — да. Часы могут стать хорошей инвестицией, но при соблюдении некоторых важных условий.

Часы-капиталовложение непременно должны быть механическими. Объяснение простое: механические часы при правильном уходе могут служить веками. В часовых музеях можно увидеть часы двухсот-, трехсотлетней давности в рабочем состоянии, и хотя любая металлическая деталь может быть легко заменена, у наиболее ценных экспонатов все детали оригинальные. У кварцевых же часов, которые славятся своей точностью, надежностью и неприхотливостью, через десять-пятнадцать лет механизм приходит в негодность.

На вторичном рынке спросом пользуются только известные марки. Не те, вокруг которых много шума сейчас (агрессивный маркетинг часто плохой знак), а те, что были на слуху и десять, и двадцать, и пятьдесят лет назад. Чемпионы по количеству аукционных сенсаций — это, конечно, Patek Philippe. Каких только чудес с ними не случалось! Например, однажды за полмиллиона долларов были проданы старенькие эрзац-часы 1961 года (правда, с минутным репетиром). Эрзац-часы — это те, что носил хозяин, пока его основной «Патек» был в сервисе. Хозяин не особо заботился об их внешнем виде и, имея слабое зрение, попросил заменить стрелки и деления на циферблате на что-нибудь пусть не особо красивое, но более заметное. Пожелание клиента было выполнено в точности: получилось заметно и вызывающе некрасиво. И этот эрзац-уродец спустя полвека ушел с молотка в два раза дороже отнюдь не маленького эстимейта в четверть миллиона.

Редкое — значит, дорогое. Особое внимание стоит обратить на лимитированные серии часов, выпуск которых ограничен считанными единицами. Обладатель еще одного аукционного рекорда — рок-музыкант и большой часовой гурман Эрик Клэптон (Eric Clapton). В 2013 году на аукционе Christie’s был продан принадлежащий ему платиновый хронометр Patek Philippe 2499/100 за сенсационные 3,6 млн долларов. Таких хронометров было выпущено всего два, один сразу же занял место в часовом музее, а второй, сменив нескольких владельцев, попал к Клэптону. В итоге покупатель на аукционе заплатил за него примерно в десять раз больше, чем он обошелся рок-музыканту.

Этот пример хорошо иллюстрирует еще одно важное правило: часы, как и выдающиеся произведения искусства, должны иметь интересный и документально подтвержденный провенанс, сведения о прежних владельцах. Хорошо если среди них окажутся рок-звезды, знаменитые спортсмены или исторические фигуры. Либо стоит задуматься над собственной биографией — возможно, вам еще не поздно стать звездой, и тогда ваши сегодняшние механические часы здорово вырастут в цене в будущем.

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!