Швейцария получила нового президента

Швейцария избрала себе нового президента на 2013 год. Им стал министр обороны, представитель консервативной «Швейцарской народной партии» (SVP) из Цюриха Ули Маурер (Ueli Maurer). Его избрание было предрешено, однако голосов он получил очень мало — за него выступили в сего 148 депутатов из 202.

Впрочем, это еще не предел. Самый плохой результат со времени введения в Швейцарии в 1919 году системы пропорциональных в выборов получила в 2011 году тогдашняя министр иностранных дел Швейцарии социалистка Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey). Тогда она была избрана на пост президента всего 106-ю голосами депутатов.

Президент в Швейцарии — всего лишь первый среди семи членов правительства, абсолютно равных между собой. Он председательствует на заседаниях правительства (они проходят каждую неделю по средам) и представляет за рубежом всю Швейцарию. Впрочем, такими представительскими функциями облечен при поездках за границу любой из федеральных советников (членов кабинета министров).

Будучи президентом, министр продолжает в обычном порядке руководить своим министерством (департаментом, как принято говорить в Швейцарии). Президентская должность дается ему на один год, а потом настает очередь другого члена кабинета. Главную роль при этом игграют приниципы старшинства и очередности.

Вот уже десять лет в Швейцарии продолжается дискуссия на предмет возможного увеличения срока президентских полномочий до двух лет. В 2010 году Федеральный совет (правительство Швейцарии) предложил, кроме того, увеличить число членов кабинета министров с традиционных семи до девяти человек.

Однако большинство в парламенте отвергло эти предложения, посчитав, что в случае увеличения числа членов кабинета министров не все партии и не все языковые регионы будут иметь равные шансы в плане доступа к власти, в том числе и в формате президентства. Да и вообще, усиление центральных органов власти — это не в традициях Швейцарии.

Процедура избрания федерального президента в Швейцарии во многом формальна. Но все равно она имеет значение в качестве своего рода масштаба популярности того или иного политика. Ведь избраться можно по-разному, с разным количеством поданых голосов.

В Швейцарии обычно число голосов депутатов, поданных за того или иного кандидата, буквально рассматривается под микроскопом, а натренированные журналисты и аналитики способны из минимальных расхождений в числах делать далеко идущие выводы относительного того, насколько популярен политик и как его или её курс (в рамках данного министерства) оценивается депутатами.

У. Маурер известен, прежде всего, в качестве верного партийца и политика, всеми силами отстаивающего ценности его родной право-консервативной Швейцарской народной партии (SVP) и выступающего, например, против сближения с Евросоюзом. Кроме того, он не стесняется весьма «неполиткорректно» оценивать ситуацию в области миграции.

Поэтому, очевидно, что результаты голосования 5-го декабря стали выражением недовольства левых депутатов даже не столько Маурером как министром, сколько, скорее, представляемой им политической идеологией.

В роли президента Ули Маурер (родился 1 декабря 1950 года) должен будет показать, что он стоит выше своей партии, что он способен на широкое мышление в масштабе всей страны. Он должен действовать дипломатично, преодолев швейцарскую раздробленность на множество кантонов и регионов. А это требует соответственно широкого мышления, пусть даже, работая в правительстве, от этой местечковой раздробленности ему никуда не деться.