Граубюнден: и время подчиняется закону гор

Самый большой, самый юго-восточный, самый высокогорный в швейцарских Альпах, самый привлекательный, знаменитый и дорогой. Все эти превосходные прилагательные принадлежат кантону Граубюнден. И вполне заслуженно. Без преувеличения.

Большой и гостеприимный Граубюнден, или Гризон (Graubünden, нем., Grigioni, итал., Grischun, ром.), — самый большой по площади кантон на юго-востоке Швейцарии, где проживают около 193,4 тыс. человек, — гармонично вписан в великолепный природный ландшафт Швейцарских Альп между Италией, Австрией и Лихтенштейном. Здесь, на 17 процентах швейцарской земли, уместились 150 живописных долин, 615 красивых озер, 937 манящих горных вершин, 140 небольших городов и деревушек, где радушные хозяева гостеприимно распахивают двери более тысячи отелей миллионам туристов, приветствуя их на немецком, итальянском, ретороманском.

Граубюнденцы, наверное, не растеряются, услышав любой из пяти тысяч языков нашей планеты. Потому что народ спешит в гостеприимный Граубюнден отовсюду. А комфортный геополитический «климат» стал весомым основанием для «прописки» различных международных корпораций.

Союз Трех

Цивилизация пришла сюда из Священного Рима. Как свидетельствует история, в 15 году до Рождества Христова римское правительство решило обезопасить северную границу Империи. Вооруженные до зубов когорты через Италию вторглись на эти славные земли и в один из летних походов раз и навсегда покончили с отчаянно защищавшимися, но неразумно разрозненными местными племенами.

Многих тогда безжалостно перебили, иных жестоко поработили и депортировали (надо думать, на рудники Римской империи), а обретенные пограничные рубежи заселили законопослушными иммигрантами из метрополии. Приблизительно в тот же исторический период были заложены главные города и «пробиты» важнейшие транспортные магистрали.

Великое переселение народов, случившееся в Европе в IV–VII веках (в основном из римских провинций на историческую родину), территорию нынешнего Граубюндена затронуло мало. Кто ж по своей воле уедет из райской обители? И хотя перипетии европейской политики в полной мере отразились на судьбе региона, Реция, как называлась эта периферия, сохранила не только народонаселение, но и древний ретороманский язык.

В VI веке здесь хозяйничают франки, при Карле Великом землю расчленяют на графства, а после — на множество светских и духовных субъектов, главным из которых стало епископство Кур. Эксперты полагают, что именно льготы, данные городу Кур и крестьянским общинам, заложили краеугольный камень в фундамент швейцарской демократии.

В Куре сходятся дороги, ведущие из Италии по разным горным перевалам. Епископы Кура были богатыми и, надо думать, хорошо вооруженными землевладельцами. Это позволило им уже в 1170 году получить право голоса в рейхстаге Римской империи. Вольнолюбивые жители тем не менее не очень обрадовались диктатуре духовенства и в 1367 году как антитезу организовали Лигу Божьего дома.

В деревнях некоторых долин был популярен особый дресскод — серая домотканая одежда (отсюда и название региона — grau по-немецки «серый»). И в 1424 году «люди в сером» учреждают Серую лигу. А через 12 лет в бывших владениях графов Тоггенбургов после скорбной церемонии погребения последнего представителя этого славного рода возникает Лига Десяти Юрисдикций.

В XVI веке в лучший мир один за другим постепенно перебираются все представители влиятельных домов. Оказавшись без потомственных рулевых, субъекты переходят на самоуправление и образовывают три союза с единым советов во главе. Текущими делами территории занимается Конгресс из глав союзов и девяти депутатов, но решения входят в силу лишь после утверждения большинством общин.

За Реформацией в 1521 году последовало падение всевластия епископа, а населению дали право исповедовать и практиковать любую религию. А еще через три года лиги объединяются в Свободную Страну Трех Лиг. С этого памятного события и принято вести отсчет Граубюндена как политического образования.

Лиги служили надежным противовесом церковным властям аж до 1799 года, когда на швейцарские просторы «въехал на белом коне» Наполеон со своим прогрессивным Кодексом. Жирные земли у епископов немедленно отобрали и отдали гражданам. Кур (Chur, нем.) был принят в состав Швейцарской Конфедерации в качестве главного города Граубюндена. А между Тремя Лигами и Конфедерацией был установлен союз.

Край забытого сна

Нынче в это верится с трудом, но в начале прошлого века альпийские леса нещадно вырубались, вода и земля жестоко эксплуатировались. И был бы сегодня иной Граубюнден, если бы не мудрое решение объявить более 172 квадратных километров альпийских высот от 1400 до 3174 метров Национальным парком.

Сегодня окруженная заботой территория, к которой не так давно присоединили озерное плато Макун (Lais da Macun, ром., Macun Seenplatte, нем.), поражает воображение естественной чистотой и красотой. Здесь можно бродить по тропам в царственном вечнозеленом лесу, среди роскошных альпийских лугов, вдоль стремительных горных рек, любоваться бурными водопадами и пересекать пропасти по красивым навесным мостам, наслаждаясь чистейшим воздухом. Что ежегодно и делают с восторгом 150 тысяч любителей погулять в почти диком лесу. «Ворота» в эту воистину нерукотворную сказку находятся в Цернеце (Zernez). А 1 августа 2014 года единственный Национальный парк Швейцарии отметил первое 100-летие.

Сокровища Каролингов

Неожиданная находка стала настоящей сенсацией XX века. Во время реставрационных работ, проводившихся в Бенедиктинском монастыре Святого Иоанна (Kloster St. Johann, нем., Clostra Son Jon, ром.) в Мюстаире (Müstair), ученые обнаружили романские фрески 1160-х годов. А ряд других изображений относился ко временам Карла Великого, родившегося приблизительно в 742 году и прожившего 72 года. ЮНЕСКО признало найденные сокровища величайшей сохранившейся серией изображений эпохи Каролингов.

Органично выполненные в цветовом синтезе охры, красного и коричневого (вероятно, для лучшего понимания таких хрестоматийных сюжетов, как, например, Страшный суд), с южной стены через западную к северной разворачиваются пять рядов изображений. Здесь можно ознакомиться с житием ветхозаветного царя Давида, развитием Страстей Христовых, подумать о смысле и бренности бытия перед сценой распятия святого Андрея.

Есть в церкви и прекрасно сохранившаяся статуя самого Карла Великого. Предполагается, что именно по его высочайшему приказу епископами Кура было создано в 780 г. это аббатство. Геополитика обязывала святых отцов заботиться не только о духовном, но и выполнять вполне прикладные функции — контролировать перевал и горный переход из Италии в Энгадин.В наше время монастырь Святого Иоанна в Мюстаире — женский.

Головокружение свободы

10 октября 1901 года в округе Боргоново (Borgonovo) швейцарской коммуны Стампа (Stampa) кантона Граубюнден в семье художника Джованни Джакометти родился мальчик, названный Альберто. А через 65 лет здесь же, в Боргоново, похоронили швейцарского скульптора, живописца и графика, одного из крупнейших мастеров XX века.

Выдающийся художник-экзистенциалист Альберто Джакометти акцентировал внимание на уникальности человеческого бытия, провозглашая его иррациональным, исследовал природу страха и свободы. Его знаменитый «Шагающий человек», признанный своеобразным брендом этой философской мысли, стал сенсацией аукциона «Сотбис» в 2010 году и был продан за рекордную для скульптур сумму в 104 миллиона 327 тысяч долларов.

«Человек… человеческая особь… свободная личность… Я… палач и жертва одновременно… охотник и добыча… и одинокий человек… в полуразрушенном страдальческом мире, кто ищет себя, начиная с нуля. Изнуренный, измученный, худой, голый. Бесцельно блуждающий в толпе. Человек, беспокоящийся о человеке, терпящем террор от человека… личность, утратившая связь», — писал о «Шагающем человеке» французский поэт и эссеист Франсис Понж.

Художественные и скульптурные ответы на загадки соотношения объемов и масс, пространственной глубины, пластического языка человеческой фигуры и лица откроются посетителям Музея Альберто Джакометти в Сенте (Sent).

Как полет стрелы

Жизнь человека — как мгновенный полет стрелы в вечности, страстно стремящейся и неспособной догнать собственную тень. Лук и стрелы — эти, казалось бы, архаичные предметы — увлекали воображение художника Эрнста Людвига Кирхнера. Он и сам умело обращался с луком и бумерангом, считая такое оружие естественным для человека, живущего в гармонии с природой и являющегося ее неотъемлемой частью. Идеолог художественной группы «Мост» (к которой принадлежал и «наш» Василий Кандинский) Кирхнер решал в начале XX века задачу отображения оболочки истины — той «действительной Действительности», которую нельзя увидеть, но ее может почувствовать художник. В 1933 году нацисты причисляют искусство Кирхнера к «дегенеративному», а 639 его работ изымаются из немецких музеев. 15 июня 1938 года 58-летний художник покончил жизнь самоубийством.

Время все расставило по местам

И сегодня удивительный мир, где царят «свечение» и декоративное спокойствие, восхитительная, часто диссонантная игра широких плотных цветовых линий, удлиненные пропорции и «смазанные» фигуры, можно познавать во многих музеях, и прежде всего в Музее Кирхнера в Давосе, где художник жил и творил в последние годы, где оборвался полет его стрелы.

Что общего между рынком и парашютом

На это вопрос ответил Гельмут Шмидт, пятый федеральный канцлер ФРГ, ценивший, между прочим, во внешней политике превыше всего принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств: «Рынки, так же как парашюты, срабатывают, только когда они открыты». Наверняка, этот тезис прекрасно знаком основателю и бессменному руководителю Всемирного экономического форума (ВЭФ), швейцарскому профессору Клаусу Швабу.

Именно по его инициативе в 1971 году около 450 «генералов» европейского бизнеса впервые обсудили в Давосе, «куда катится мировая экономика и как с этим жить». В наши дни на ежегодные встречи съезжаются лидеры более 1000 крупных компаний и организаций со всего мира, в том числе из России. И думается, время еще даст оценку этому явлению: что это — полезная общечеловеческая инициатива или политический и бизнес-туризм?

Смешной и вкусный «бюнднерфляйш»

Название гастрономического деликатеса Граубюндена продлило на несколько минут жизнь швейцарских парламентариев. Осенью 2010-го министр финансов Ханс-Рудольф Мерц читал депутатам на редкость занудный доклад об импорте мяса. Заморенные трехэтажными цифрами и спецтерминами слушатели обреченно впадали в забытье, когда докладчик, видимо, под давлением текста, вдруг стал похихикивать. Взбодренный зал ответил пониманием. Осторожные смешки обрушились взрывом хохота на слове «бюнднерфляйш» — с трудом превозмогая смех, министр смог произнести его лишь со второго раза.

Не только сытный «бюнднерфляйш» (сушеная говядина, заранее вымоченная в белом вине со специями), но и другие блюда Граубюндена — мечта гурманов. Капуны напомнят знатокам кухни голубцы, «плайн ин пиньа» (plain in pigna) похожа на картофельную запеканку с окороком и грудинкой, малуны — жареный картофель плюс сыр и пюре из свежих яблок, пиццокери — лапша из гречневой муки, ароматный цуоцкий овощной суп!

Ежегодное зимнее гастрономическое событие — пятидневный Фестиваль гурманов в Санкт-Морице, где самые лучшие шеф-повара знаменитых ресторанов мира обмениваются мастерством и полетом фантазии с талантливыми коллегами к радости и удовольствию благодарных почитателей вкусных шедевров.

По закону гор

Как только в XIX веке папа римский Лео X расхвалил этот райский уголок в одной из своих речей, местные города и деревни приобрели особую популярность, и не только у скромных прихожан. Коронованные семьи понастроили на здешних склонах жилища. С тех пор зимой и летом, на лыжах и без оных тут любят проводить время особы «голубых кровей», мегазвезды шоу, суперзвезды бизнеса, знаменитые политики и просто несметно богатые люди.

В 1913 году красивую летнюю резиденцию возвели в Санкт-Морице и для самодержца российского — Николая II. Однако хозяин ее так и не посетил — неисповедимы пути истории. Разразилась ужасная Первая мировая война, затем кровавая российская революция, увлекшая в небытие и Российскую империю, и царскую семью… Сегодня в великолепном особняке — роскошный отель The Carlton и ресторан средиземноморской кухни Le Romanoff.