Такие новости дня

Человечество многому научилось, но может ли прогресс все? Впрочем, в редакторской колонке октябрьского номера о прогрессе упоминания нет.

Пальцы, уже, кажется, независимо от меня, нажали пять черных клавиш. На белом поле, занимающем часть экрана, появилось слово «Кирта» — имя моей знакомой, с истории которой я хотела начать мой октябрьский дискурс. Вдруг пальцы замерли над клавиатурой, пронесшаяся мысль их остановила: за этим словом, ставшим именем, что-то должно быть спрятано. Что? Написав в поисковике «Kirta», удивилась отклику Википедии. Даже на русском языке была коротенькая статья с вызывающими уважение ссылками. Одна — на книгу по истории Древнего Востока издательства «Наука»…

Кирта — мужское имя из плохо представляемых давних времен, XVI век до нынешней эры, про который все же многое известно: храмы строились, захватнические войны велись, «надписи алфавитным письмом» появились. Имя Кирта носил не очень удачливый царь Митании, основатель династии древнего государства на территории Древней Месопотамии…

Зачем давать девочке красивое, но несчастливое имя? — подумала я, а глаз вдруг заметил другое слово. Основоположник фэнтези придумал его для обозначения рун в своих уникальных мирах. Они назывались «кирт», но появились на свет, кажется, позже, а не тогда, когда вышла первая книга Толкина «Хоббит, или Туда и обратно», в 1937 году. Моя знакомая Кирта родилась в 1939-м. И ей совсем скоро исполнится 89 лет.

Кирта статная и красивая, умная и отзывчивая. Мне бы очень хотелось быть похожей на нее — позже. Но королевская кровь передается только прямым наследникам, и хочется верить, что королевские династии все же начинались с людей исключительных. Кирта не Толкин, она не фантазирует, она рассказывает только реальные истории. Порой эти истории кажутся вымышленными, но у Кирты есть свидетельства, большой семейный архив. Я видела копию огромной схемы генеалогического древа, на которой Кирта Лойнхарт занимает крохотную точку. «Лойнхарт» с английского переводится как «Львиное сердце». Да-да, история Кирты уходит туда… Замуж она вышла по любви — за красивого швейцарца либеральных взглядов. Он был художником из семьи местных виноделов, никакого отношения к аристократии не имеющей. Точка Кирты на дереве в веточку не выросла. Такая история.

Я захожу к Кирте раз в неделю на минутку или задерживаюсь на целых полчаса. Мы болтаем о том и сем, но в последнее время Кирта, переворачивая страницы газеты, которую она с утра просматривает от корки до корки, все чаще говорит: «Какие ужасные новости! Ты слышала… Да, конечно, слышала, ты же читаешь газеты…» Газеты я, как и Кирта, тоже прилежно листаю. И качаю, как и она, головой, но скорее удивляясь, нежели ужасаясь. Каждый живет в свое время, меняется вместе с ним и другого не знает. Но мы уже знаем многое, знаем и истории действительно ужасных катастроф, на которые, несмотря на научный и инженерный прогресс, повлиять все еще не можем. Я пишу эти строки, когда ураган Флоренс добрался до побережья. Говорят, к разгулу стихии привыкают, запасаясь терпением и опытом переживать страшные дни, водой, едой, горючим…

Мы научились наблюдать, замечать, принимать какие-то меры, но мы все еще не научились останавливать, а главное — предсказывать, что оставит за собой то или иное событие. Когда выйдет в свет этот номер, ураган успокоится. Последствия еще долго-долго будут давать о себе знать. Страшные новости!

Однако мы не рассказываем новостей, мы делимся своими знаниями о стране, в которой живем, и о темах, которые освещаем. И в Конфедерации случаются природные катастрофы. Об одной из них мы упоминаем в рубрике «Неведомая и уникальная Швейцария», рассказывая о прогулке по тем местам, где много тысяч лет назад произошло очень серьезное происшествие. А для главной темы октябрьского номера мы собрали материалы, имеющие отношение к неуютному, холодному и дождливому осеннему времени.

«Преимущество газа перед другими ископаемыми топливными ресурсами заключается в том, что он более экологичен, чем другие виды углеводородного сырья, и его стоимость остается очень конкурентоспособной,» — мы побеседовали с генеральным директором швейцарской фирмы GazNat Рене Бауц (фотография обложки) о газовой индустрии в стране. Октябрьский номер посвящен заправке. И не только салатной. Также в новом выпуске мы рассказываем о военной промышленности Конфедерации и о новых правилах выплаты алиментов, о скандале вокруг известной часовой ярмарки и о уникальном путешествии в ущелье Руинаульту. В рубрике «Сто и одно место, которые стоит посетить в Швейцарии» — прогулка по северу кантона Сантк-Галлен; в рубрике «Выставки» — об экспозиции в цюрихском художественном музее Fondation Beyeler ≪Делоне и Париж≫.