«Королевское Золото» Жана-Клода Бивера

Нет в сегодняшнем часовом мире фигуры более яркой, масштабной и противоречивой, чем Жан-Клод Бивер (Jean-Claude Biver), творец феноменального успеха марок Blancpain и Hublot, шоумен, острослов и один из немногих часовщиков в списке 300 самых богатых жителей Швейцарии.

Карьера Жана-Клода Бивера — лучшая иллюстрация того, что престижные часы — это только на двадцать процентов точная механика, а остальные восемьдесят процентов — маркетинг, маркетинг и еще раз маркетинг.

Часовой маркетинг сродни алхимии — такое же превращение в золото неблагородного сырья с попутным извлечением кроликов из цилиндра и козырных карт из рукава. Вот в этой области Биверу нет равных. Взять хотя бы давнюю историю с Blancpain (часы Путина, если кто не в курсе).

Когда Николас Хайек (Nicolas Hayek) только приступал к созданию Swatch Group, он обнаружил, что в активах группы имеются несколько марок сомнительной ценности, от которых было бы неплохо избавиться. Среди таких марок была и Blancpain. Один молодой сотрудник выразил неожиданное желание купить Blancpain, и Хайек тут же согласился.

Сошлись на 22 тысячах франков. Звали молодого сотрудника Жан-Клод Бивер. Одиннадцать лет спустя, когда раздавшейся на продажах дешевых кварцевых часов Swatch Group понадобилось подкорректировать имидж престижной маркой, безоговорочным люксом, на рынке не нашлось ничего лучше, чем выпестованная Бивером марка Blancpain. Бивер согласился продать марку обратно Хайеку за… 60 миллионов франков. 22 тысячи и 60 миллионов, 2700% роста стоимости бренда — это ли не алхимия!

Механические часы — это на всю жизнь

А еще Жан-Клод Бивер — главный в часовой индустрии поставщик афоризмов. Из последнего… Когда его спросили, опасается ли он конкуренции со стороны смарт-часов от Apple или Samsung, он ответил: «Нет. Все новейшие гаджеты через три-пять лет устаревают и превращаются в никому не интересный электронный хлам. А механические часы — это на всю жизнь. Пусть молодые люди приучаются что-то носить на запястье, а когда они повзрослеют, то поймут, что носить лучше старую добрую механику». Золотые слова!

Коллекция Hublot Big Bang, окажись она в других руках, могла бы быть просто еще одной удачной коллекцией, какие случаются время от времени у многих производителей и, получив приз-другой, благополучно забываются. Но Бивер превратил Big Bang и ее производные в сенсацию, которая длится уже десять лет. Не внося серьезных изменений по части точной механики, действует он исключительно средствами алхимии… то есть маркетинга. Назначает послами марки фигуры вроде Марадоны, причем «позднего» Марадоны — скандалиста и завсегдатая исправительных клиник, чтобы было больше разговоров, организует рекламную кампанию с фотографиями избитого владельца «Формулы-1» Берни Экклстоуна (Bernie Ecclestone), у которого налетчики отобрали часы Hublot. Ну и совсем уж алхимическая манипуляция: вместо обычных в часовом деле золотых сплавов — желтого, белого, розового — Бивер придумывает King Gold, «Королевское Золото», — сплав золота, меди и платины, точный рецепт которого — разумеется! — держится в строжайшем секрете.