Обзор современной литературы

Этим летом узнаём о том, каково это — жить в Питере, вспоминаем студенческие годы вместе с авторами произведения «Мои университеты», читаем откровенные мемуары Франсин дю Плесси Грей (дочери Татьяны Яковлевой), а также знакомимся с жанром литературного репортажа по-швейцарски.

«В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории». Москва, АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017.

После серьезного успеха сборника «Москва: место встречи» (по сей день в списке бестселлеров!) «Редакция Елены Шубиной» просто не имела права не продолжить тему, и результатом усилий стала книга «В Питере жить». Построена она точно по тому же принципу, что и «московская»: известные авторы, как правило петербургского происхождения (или обитания), рассказали о своих любимых уголках города. («Уголках» это, конечно, скромно сказано, потому что для кого-то это проспект, а для кого-то — дворец). Компанию маститым Татьяне Толстой, Евгению Водолазкину, Елене Колиной и так далее составили другие известные петербуржцы, не пасующие перед чистым листом бумаги: Михаил Пиотровский, Борис Гребенщиков, Михаил Шемякин, Татьяна Мэй и другие. Кстати, очерк Татьяны Мэй, популярного в Петербурге экскурсовода, «Через Атлантиду — дворами» — один из лучших в книге, на мой вкус. Кто-то сочинил эссе, кто-то написал рассказ, кто-то, как Гребенщиков, предоставил стихотворение — в общем, авторам сборника дали полную свободу самовыражения, и, возможно, именно поэтому книга получилась такой живой и убедительной. При этом ее можно использовать еще и как альтернативный путеводитель или практическое пособие для прогулок по самому необычному городу России.

«Мои университеты: сборник рассказов о юности». Автор-составитель Александр Снегирев. Москва, Издательство «Э», 2017.

«Народная книга» — любопытный, живучий и востребованный читателями проект издательства «АСТ» — впервые вышла несколько лет назад. Первый опыт назывался «Детство 45–53: а завтра будет счастье». Автором-составителем тогда выступила Людмила Улицкая, позднее в этой роли отметился Дмитрий Быков, и вот настала очередь букеровского лауреата Александра Снегирева. Идея «Народной книги» проста и понятна — читатели пишут ее вместе с писателями. Читателей здесь, честно сказать, даже больше, чем писателей: на сайте издательства объявляется тема и конкурс, и потом из тысяч присланных историй кропотливо отбираются лучшие.

В итоге народные рассказы-победители издаются под одной обложкой, будучи разбавленными творениями писателей-профессионалов. В «Моих университетах» за команду профессионалов выступали Александр Мелихов, Мария Метлицкая, Александр Цыпкин и еще несколько литераторов. Прочие истории были присланы самодеятельными сочинителями со всех концов необъятной — от Воронежа до Красноярска, от Рязани до Краснодара, и даже из-за границы. 32 автора из народа, как их аттестуют в книге, написали рассказы о студенческих годах: экзаменах, учебе, приметах, колхозах, стройотрядах, военной кафедре и веселых деньках практики. Тема, что и говорить, благодатная — некоторые истории получились действительно забавными, поучительными и ностальгическими. Как у любителей, так и у профи.

Франсин дю Плесси Грей «Они: воспоминания о родителях». Москва, АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017.

До появления этой книги мы знали о Татьяне Яковлевой не так уж много — наверняка могли сказать, что у нее были очень длинные ноги и что ее любил Маяковский. Но история этой удивительной женщины не ограничена двумя достижениями, пусть и весьма выдающимися. Татьяна эмигрировала в Париж, вышла замуж за виконта дю Плесси — тоже весьма примечательную личность, родиладочь Франсин. Виконт погиб во время Второй мировой войны, став героем патриотического движения «Свободная Франция», и красавица Татьяна связала свою жизнь с новой страной — США, и с новым мужчиной — легендарным Александром Либерманом, работавшем в издательском доме Condé Nast. Пара Яковлева—Либерман была самой желанной на всех светских мероприятиях Манхэттена, Татьяна же оставалась иконой стиля вплоть до самых преклонных лет. Дочь музы Маяковского Франсин дю Плесси Грей назвала книгу своих воспоминаний о родителях «Они» и в посвящении уточнила: «Посвящается им — с тоской и любовью». Они — это и родители Франсин, виконт дю Плесси и Татьяна Яковлева, и ее отчим Алекс Либерман. Если смотреть более широко, то «они» — это еще и поэт Владимир Маяковский, и родной дядя Татьяны, замечательный художник Александр Яковлев… Публиковать свои воспоминания о близких людях — дело непростое, оно требует смелости и уверенности в том, что у тебя есть право обнародовать подробности личной жизни, о которых мать или отчим, вполне возможно, не хотели бы распространяться. Я слышала отзывы о книге дю Плесси Грей как о слишком откровенной и даже безжалостной, но мне показалось, что Франсин всего лишь пыталась быть честной по отношению к своей матери и к своей памяти о ней. На это способны немногие.

Дмитрий Гавриш. «Дождя не ждите. Репортажи». Казань, Смена, 2016.

Швейцарец с украинскими корнями Гавриш известен прежде всего как драматург — его пьесы «Пустырь», «L.» и другие поставлены в театрах разных европейских городов. Но он также журналист и прозаик, причем две эти ипостаси, обычно противоположные друг другу, в данном случае пребывают в полной гармонии. Книга репортажей «Дождя не ждите» (впервые эти тексты были опубликованы на страницах швейцарского журнала Reportagen) представляет собой пример такой вот новой литературы — или продвинутой журналистики, когда автор работает на стыке между фикшн и нон-фикшн и делает это весьма успешно. Здесь три истории — репортаж из Сочи, давший название книге, репортаж из украинского лепрозория в Кучургане («Прокаженные») и лирическое эссе «Крым». По названиям кажется, что речь пойдет о чем-то остросоциальном, провокационном, злободневном — и, можно сказать, ожидания сбываются, но лишь наполовину, потому что для Гавриша важны как точность и глубина репортерского исследования, так и собственные чувства, переживания, те мимолетные ощущения, из которых и складывается настоящая проза. В репортаже из Сочи звучат подлинные слова жителей этого города, которые Гавриш записывал на протяжении многих дней. Из них складывается мощный, чуть ли не античный хор рассказчиков, не нуждающийся в комментариях и оценках, — это как раз тот случай, когда текст говорит сам за себя. История о прокаженных (кто бы мог подумать, что эта болезнь все еще существует!), вдохновленная одноименным рассказом Варлама Шаламова, приводит нас в последний украинский лепрозорий и знакомит с его обитателями так близко, что мы, кажется, слышим их слова и различаем дыхание. Ну а Крым у Дмитрия Гавриша — не только яблоко политического раздора, но и то важное место, где любящие друг друга люди переживают новый значительный этап своей жизни.