Полет — это свобода!

Ханс-Петер Циммерманн (Hans-Peter Zimmermann) живет насыщенной жизнью. Он автор книг по бизнесу и финансам, онлайн-предприниматель, персональный тренер и специалист по гипнозу, а также редактор бернского регионального информационного издания для летчиков Aero Beo. Он сразу согласился ответить на вопросы нашего журналиста.

— Меня всегда интересовала тема воздуха. К сожалению, я долго не мог себе позволить исполнить эту мечту. Хотя в 19 лет я уже сделал первый шаг и закончил радиотелефонный курс. Этот курс я прошел также для того, чтобы подготовиться к службе в армии.

В 1993 году мы проживали с женой в Калифорнии, и тогда я сказал себе, что время пришло. Поначалу я учился летать на вертолете. Сдал экзамены и получил лицензию. К сожалению, из-за занятости я не летал около 10 лет… Когда мы вернулись в Швейцарию в 2016 году, я решил восстановить лицензию — и вот я снова в воздухе.

— Каждый может научиться летать?

— В общем, да. Каждый, кто умеет водить машину, потенциально может вести самолет. Конечно, есть противопоказания. Например, не могут летать эпилептики или люди, у которых проблемы с сердцем. Перед началом курса обучения на пилота нужно пройти обязательную медкомиссию, а также регулярно появляться у врача после получения лицензии. Насколько я знаю, молодые пилоты проходят комиссию каждые три года, а пилоты после пятидесяти — ежегодно. Соответственно, если пилот не проходит медкомиссию, его лицензия становится недействительной.

— А психическое состояние потенциальных и уже действующих пилотов как-то контролируется?

— При прохождении медкомиссии у нас нет тестов на психическое здоровье. Конечно, если кто-то страдает от депрессии или задумывается о самоубийстве, должен сообщить об этом врачу при осмотре.

— Сколько часов практики нужно, чтобы получить лицензию и ее не потерять?

— Есть разные типы лицензий. Например, перед экзаменом на пилота частного самолета PPL нужно отлетать 45 часов. После получения лицензии нужно летать 12 часов в год. Правда, есть пилоты, которые зимой вообще не летают, и я в их числе. У нас в Цвайзиммене (Zweisimmen, кантон Берн) взлетно-посадочная полоса зимой часто закрыта из-за обильных снегопадов. Если я не летал всю зиму, а потом вдруг решил взлететь с пассажиром, например с женой, — прежде чем я это совершу, мне нужно взлететь и сесть одному минимум трижды. В сезон полетов я стараюсь летать раз в неделю…

— На своем самолете?

— Нет. Это слишком хлопотно — иметь свой самолет. Часто бывает, что, например, четыре друга покупают вместе один самолет и договариваются, кто и когда его использует. Я же состою в аэроклубе в Цвайзиммене (Zweisimmen), и здесь есть два самолета. Исключительно редко бывает так, что они оба заняты. Летая на самолетах моего клуба, я знаю точно, что они в отличном состоянии. В Швейцарии достаточно много клубов, и я считаю, что это замечательно.

— А во сколько примерно обходится один полет?

— Около 240 CHF в час. Но платишь только за время в воздухе.

— Что для вас значит полет?

— Свобода! (Смеется.) Также мне нравится техническая сторона моего хобби. Самолеты — удивительные машины. Еще я люблю летать в контролируемых районах, над городами. Например, в Цюрихе, Берне, Санкт-Галлене, Локарно, Лугано. Где можно связаться с диспетчером перед взлетом или посадкой. Правда, чтобы в них впустили, нужно специальное разрешение. Когда я учился летать в Лос-Анджелесе, летал только над контролируемыми районами. Конечно, на таких трассах ты ничего не можешь сделать без позволения, но ты всегда знаешь, что кто-то следит за твоей безопасностью. Например, тебя могут предупредить о том, что на отметке «два часа» от тебя находится воздушное судно и нужно быть осторожнее.

— На какой высоте обычно летаете?

— Обычно около трех километров. Если лечу над плоской поверхностью, опускаюсь ниже. Небольшие самолеты, на которых летаем мы, хобби-пилоты, могут подниматься до 4,5 км, но это уже опасно для здоровья. На такой высоте нужен кислород, иначе у пилота начинается высотная болезнь.

— А что насчет страха? Он есть, бывает?

— Нет. Если у человека есть страх перед полетом, наверное, он не должен стремиться в воздух. Скажем так, я отношусь к полету внимательно и с уважением. И я многому учусь от других и делаю выводы, смотря на чужие ошибки. Читая и изучая информацию об авариях, я понимаю, что большинство несчастных случаев происходит по ошибке самих же пилотов. Кто-то отправляется в полет, не заправившись, кто-то игнорирует правила безопасного полета в горной местности, кто-то совершает сложные маневры без достаточного количества знаний о своей машине или игнорирует погодные условия. Вместо того чтобы развернуться, увидев большое облако, решает сквозь него пролететь. В облаке пилот небольшого самолета может легко потерять ориентацию и упасть. По причине отказа двигателя аварии случаются крайне редко. А так, вместо того чтобы бояться, лучше изучить свои возможности и рамки.

— Есть ли в Швейцарии национальные праздники, посвященные пилотам?

— Как такового Дня пилота в Швейцарии нет. Но региональные клубы организуют различные встречи, показы и праздники с развлечениями для всей семьи. В июле нас посещают региональные школы, и дети проводят целый день в аэропорту. Смотрят, как все устроено изнутри, и у них так же есть возможность подняться в воздух. Да и швейцарская армия ежегодно организует демонстрационные полеты на полигоне «Аксальп».

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!