Полет и фантазия

Полет... Размышляя на эту тему, я почему-то вспомнила рекламу детских йогуртов, где мальчик с восторгом говорил своей бабушке, как он снова летал во сне, на что та с любовью отвечала: «Летаешь — значит растешь». А летать в юном возрасте хотелось не только во сне, но и наяву. Кому-то из нас ведь удается претворить детскую мечту в жизнь и, оторвавшись от бренной земли, взлететь.

Работа стюардессы казалась мне удивительной и манящей. Я не могла объяснить причин своего восхищения. Работа не была связана с моей специальностью, но, чем чаще я летала как пассажир, тем больше росло желание стать той самой стюардессой, про которую пел Высоцкий: «… стюардесса, как принцесса, надежная, как весь гражданский флот».

Испытать удачу

Задавшись такой целью, я стала выбирать, к какой же авиакомпании примкнуть. Оказывается, с паспортом гражданина РФ можно подавать заявки не только в «Аэрофлот». Я попробовала свои силы и удачу в международной авиакомпании «Emirates Airlines».

Первый отборочный этап оказался по плечу: заполнить анкету, прикрепить фото в полный рост, стандартное 3×4 и ждать ответа от рекрутера, который в свою очередь должен был пригласить меня на собеседование.

Приглашение последовало, но почему-то в Санкт-Петербург, где якобы у авиакомпании находится главный офис. Из Москвы до Питера всего одна ночь на поезде, прикинула я, да и давно не была я в северной столице — наведаюсь (даже несмотря на то, что декабрь).

Кроме меня стюардессами хотели стать еще порядка сотни девушек. Кто в строгих деловых костюмах, кто уже в униформе, но без символики какой-либо авиакомпании, кто в вечерних туалетах — все они готовы были пополнить ряды арабского воздушного флота. Мне стало немного стыдно за свою неподготовленность и отсутствие в моем костюме атрибутики, идентифицирующей меня с «Эмирейтс».

Плюсы и минусы

Рекрутер компании, наша соотечественница, описала во время презентации на английском языке все «плюсы» и «минусы» работы. Из «плюсов»: авиакомпания готова оплатить билет по маршруту Санкт-Петербург — Дубай, где будет проходить шестимесячное обучение. На месте курсантки осваивают навыки оказания первой медицинской помощи, технику безопасности и, что не менее важно, учатся грамотно наносить макияж для полетов. С теми, кто достойно прошел испытания, компания подписывает трудовой договор, а те, кто, увы, не набрал нужного количества баллов, вынужден покинуть место тренировок. На каких верблюдах нужно было добираться обратно до дома, никто не сообщил.

Для принятых на работу стюардесс открываются мировые столицы: Лондон, Нью-Йорк, Париж, Милан… Жилье, за исключением сотовой связи и интернета, оплачивается компанией. Квартиру, правда, придется делить еще с одной-двумя коллегами. Во время полетов за экипажем заезжает автобус, который лучше не пропускать, чтобы не добираться на такси. А еще раз в год можно сделать подарок своим родственникам и провезти их бесплатно в эконом-классе.

К «минусам» — скорее даже к незначительным неудобствам — отнесли высокую температуру в стране и запрет на продажу алкоголя. Но озвученный уровень зарплаты в 7350-9200 дирхам (2000-2500 франков) за 80-90 летных часов в месяц скрасил все недовольства.

После презентации мы должны были подойти к рекрутеру со своим CV и сказать что-нибудь по-английски. Это был второй этап собеседования, который я не прошла. В списке «на отчисление» оказались еще пять девушек. Принципа селекции я так не поняла. Видимо, какая-нибудь символика компании в моем костюме не помешала бы. Но расстраиваться я особо не стала. Опыт подачи заявок на должность стюардессы я приобрела. Будет снова желание — воспользуюсь.

Удачный опыт

Сейчас переключусь на тех счастливиц, кому удалось преодолеть все преграды на пути к достижению заветной цели, кто удостоен был чести надеть форму и взмыть в небо. К примеру, Криттика Тоумтонг. О своей работе на японских авиалиниях «Japan Airlines» она вспоминает с восторгом, хотя стать членом экипажа было далеко не просто. В Таиланде, говорит Криттика, работа стюардессой очень популярна. И на то есть причины: в первую очередь, работа на борту самолета приносит достойный заработок в 81500-94000 тайских батов (2600-3000 швейцарских франков), что минимум в четыре раза превышает базовую зарплату в стране; во-вторых, работа дает уникальную возможность путешествовать, что оказывается доступным не всем жителям Таиланда; в-третьих, для молодых людей это новый опыт. Поэтому во время набора стюардесс авиакомпании получают — без преуменьшения будет сказано — тысячи заявок.

Криттика, окончив университет по специальности «Юрист», ни дня не работала по профессии. После обучения она сразу подала заявку на вакансию стюардессы. Прохождение полного цикла вступительных испытаний, включая медкомиссию, заняло порядка полугода. На начальном этапе кандидат проходит персональное интервью, затем — групповое. «Нас было шесть девушек на групповом собеседовании. Меня спросили, что я люблю делать в свободное время. Я ответила: петь. И запела. Остальные девушки меня поддержали и тоже начали петь. Наверное, это то, чего ждал от нас рекрутер — командной работы».

— После прохождения второго этапа кандидаты идут на медкомиссию. Само собой разумеется, здоровье у будущих стюардесс должно быть 100%. Инфекций не должно быть никаких. Пример: если после посещения вами общественного туалета другой стюардессе что-то передалось воздушным путем, то вы будете являться носителем вируса и считаться непригодной для полетов. При выявлении на медкомиссии любых заболеваний вас тут же отправляют лечиться, — говорит Криттика.

— А почему твой выбор пал на японскую компанию? Ты говоришь по-японски?

— До начала работы на борту у меня были базовые знания языка. Моя тетя замужем за японцем, вот раз от раза и была возможность практиковаться. После того, как я получила приглашение на работу, я поехала в Осаку, где находится база авиакомпании. В течение двух месяцев параллельно с основным курсом бортпроводниц мы занимались японским. Языковые курсы были включены в программу стажировки.

— Требовался ли европейский язык в работе?

— Да, обязательным условием при приеме на работу было владением английским. Но его можно было выучить в школе. Я имею в виду школы для стюардесс — они пользуются огромным успехом в Таиланде. Девушки, которые хотят работать стюардессами, готовы изрядно раскошелиться на Flight Attendant School, только чтобы получить возможность устроиться в дальнейшем на работу. Преподаватели индивидуально работают со студентами, выявляют их особенности и на их основе рекомендуют ту или иную авиакомпанию, где они гармонично впишутся.

— Как выглядел твой рабочий месяц?

— За месяц нужно было «налетать» 60 часов. Не могу сказать, что это много. Допустим, полет из Ханеды до Гонолулу занимает часов 15. «Japan Airlines» совершает полеты на большие расстояния: Бостон, Сан-Диего, Лос-Анджелес… Еще мы летали на Филиппины, в Индию, Вьетнам — это поближе (смеётся). Поэтому обязательные 60 часов полетов не такая уж и страшная цифра, как кажется.

— Оплачиваются, как я понимаю, те часы, что ты проводишь в воздухе?

— Не совсем так. Есть базовая зарплата, есть летные часы и есть дополнительные средства на карманные расходы, которые экипаж получает во время стоянок вне дома. Карманные деньги, назовем их так, зависят от уровня жизни той страны, в которую ты летишь. Так, к примеру, при полете на Филиппины ты получишь разительно меньше, нежели при полете на Гавайи. Да, слетать на Гавайи никто не был против!

— А отпуск в вашей работе предусматривался?

— Предусматривался — 14 дней в году. По закону Таиланда официально у нас есть право на две недели отпуска. Выходные были тогда, когда мы летали в Бангкок, то есть домой.

— Однако… Не это ли стало причиной твоего ухода из профессии?

— Как ни странно, нет. Причина моего ухода достаточно банальна: я вышла замуж и переехала в Швейцарию. Все же теперь мне хотелось бы проводить больше времени с супругом, нежели в воздухе и жить на чемоданах. С моим бывшем мужем мы, кстати, познакомились в аэропорту Бангкока.

Swiss

Еще одна стюардесса, которая поделилась со мной своим опытом — Ливия Цингг из «Swiss Airlines».

— После пяти лет работы в «Swiss», стопроцентной занятости, я элементарно устала, вымоталась. Я поняла, что на общение с близкими, с друзьями не остается времени. Время на себя исчезает. Ты вся в работе. Тебе могут позвонить поздно вечером и сказать, что завтра утром у тебя рейс и необходима твоя помощь. Возможны задержки и переносы рейсов, тогда ты не можешь вовремя улететь домой и остаешься в заточении в другом городе.

— То есть от стюардесс требуется гибкость в работе, если не сказать гуттаперчевость.

— Именно. Я сказала сама себе (а потом и руководству), что работа стюардессой больше не для меня, и что я хотела бы сократить процентную занятость до 20%. Чем я сейчас и занимаюсь. Я могу летать, скажем так, в свое удовольствие, без перегрузки и заниматься своей основной деятельностью — я помощник ветеринара.

— Ты по образованию врач?

— Я выучилась на ассистента врача. Но меня привлекала работа бортпроводником. Поэтому я решила попробовать свои силы в «Swiss Airlines». Попыток было две. После неудачной первой попытки, спустя два года, меня все же взяли. На одном из этапов, помню, нужно было взять со стола один из предложенных предметов: зубную щетку, расческу, зеркало — и рассказать, почему ты выбрала именно этот предмет. Я выбрала зубную щетку и сказала, что гигиена полости рта очень важна и нужно чистить зубы каждый день — а лучше три раза в день! Потом была презентация себя, прохождение стресс-ситуации и личная беседа. По окончании вступительных испытаний начинается четырехнедельный подготовительный курс: как обслуживать пассажиров, как сервировать еду, как принимать роды на борту самолета, история авиакомпании «Swiss Airlines» и «Star Alliance» вместе с ней.

— Много желающих попасть в ряды «Свисс»?

— Штат в настоящий момент насчитывает 3500 бортпроводников. И сейчас компания набирает еще 800 новых членов экипажа. До июня месяца каждую неделю будут начинаться новые подготовительные курсы.

— Сколько часов нужно находиться на работе?

— Наше время делится на «Duty time» и «Flight time». Обязательное время, duty time, от регистрации и посадки в самолет и до высадки — check-out. Получается, время до вылета, что я трачу на check-in в аэропорту, и время получения багажа при посадке входит в мое рабочее время. Любые «ивенты», обучение тоже относятся к duty time и считаются рабочим временем, и оно тоже оплачивается. Понятие Flight time говорит само за себя — время в воздухе. Считается суммарное время: как в воздухе, так и потраченное с пользой для компании на земле.

— Ваша униформа претерпевала изменения?

— Если только шейные платки. Я считаю, форма «Swiss Airlines» одна из немногих, которая подходит всем. Пиджаки, юбки настолько хорошо скроены, что они идеально сидят на любой фигуре. Темнокожим стюардессам разрешено носить африканские косички, потому что они им идут, они являются частью культуры, это выглядит естественно и не бросается в глаза. Белокожим девушкам такую прическу вряд ли разрешат носить, опять же в силу культурных особенностей.

— Что ты находишь «изюминкой» профессии?

— Общение с коллегами. Персонал экипажа постоянно меняется и вероятность снова встретиться на одном лайнере ничтожна. После 1-12 часового полета ты прощаешься с ними, считай, навсегда. Но как же это необычно и приятно говорить по душам с незнакомцами! Иногда сидишь и думаешь: «А я ведь обсуждаю свою личную жизнь с абсолютно чужим мне человеком!». В этом я вижу особую прелесть профессии: открыто говорить все, что думаешь, что лежит на душе. Ведь это именно то, за чем мы обращаемся к психологу, не так ведь? Возможность высказаться и быть услышанным я нахожу неоспоримым бонусом нашей работы.

Помню, 1-го января, когда я совсем не знала, куда себя деть, мне позвонили из офиса и сказали: «Слушай, есть на сегодня рейс в Гонконг. Хочешь полететь?». Конечно, хочу! Да, это был отличный подарок на Новый год!

— С недавнего времени швейцарские авиалинии вошли в состав «Lufthansa». Ты заметила какие-либо изменения в работе?

— Да. Мы включили в меню томатный сок (смеётся). Это не шутка. Теперь мы предлагаем его на длительных рейсах. Я заметила, кстати, что и российские пассажиры тоже неравнодушны к томатному соку. В остальном все по-прежнему: та же сплоченная работа команды, каждый знает свои обязанности. Сохранился, как бы банально ни прозвучало, дух «Swiss Airlines» — это важно для работы. А еще компания ценит твой труд, и за твою деятельность тебе и воздается: можно выбирать рейсы, получать интересные направления: Сингапур, Токио, Дар-эс-Салам (Танзания). Это очень здорово!

— Ты идентифицируешь себя со «Swiss»?

— Абсолютно! Целиком и полностью. Поэтому и летаю до сих пор, хотя и значительно реже.

Спасибо папе

Есть еще один пример нерушимой временем связи. Несмотря на оставленную 20 лет назад работу стюардессы, Барбара Бадертчер не может подобрать другого слова, кроме как «гордость», чтобы описать свои чувства от полетов на «Swiss Airlines».

В далеком 1988 году отец Барбары втайне от дочери составил ее резюме для вакансии стюардессы и отправил в «Свисс», и уже через две недели девушку, которая панически боялась летать, пригласили на работу. За 8 лет, проведенных на борту швейцарских авиалиний, она благодарна и «Свисс», и папе, который не сразу признался в своем поступке.

— Все произошло очень быстро: на следующий день, как только папа отправил мое резюме, мне позвонили и пригласили на собеседование. В это сложно сейчас поверить, но в «Swiss Airlines» была нехватка стюардесс.

На встрече нам предложили разложить в контейнерах в определенном порядке салфетки, лимон, ложки — чтобы, во-первых, посмотреть, как мы работаем руками, а, во-вторых, насколько мы умеем мыслить логически.

Потом: проверка уровня немецкого, английского и французского (без знания последнего в стюардессы в мое время не брали). И уже в течение двух недель меня пригласили на четырехмесячные курсы, после чего я совершила свой первый полет в Малагу.

Работа стюардессы обязывала жить максимум в часе езды от аэропорта. Ты всегда должна быть готова к тому, что тебе позвонят и скажут: «Сейчас заходит на посадку самолет, и следующий его рейс — ваш». Вот я и держала готовыми два чемодана: для коротких и дальних полетов.

— Восемь лет работы стюардессой — это много или мало?

— Это был средний стаж. Многие работали и дольше. В авиалинии шли с расчетом на будущее, и мы, в отличие от сегодняшнего поколения, готовы были себе представить полеты вплоть до выхода на пенсию. Это не была промежуточная остановка между средней и высшей школой, как сейчас некоторые ее расценивают.

— Есть моменты, который стали для вас знаковыми, отличительными?

— Мой первый полет в Бостон. Это самый короткий перелет в Штаты, где-то 7-8 часов. Когда мы приземлились, я расплакалась: впервые я перелетела Атлантику, впервые оказалась в Америке — все это для меня было фантастическим!

— Вы можете провести сравнение между «Свисс» вашего времени и «Свисс» сейчас? Или лучше сказать «Свиссэйр» вчера и «Свисс» сегодня?

— Во время обслуживания первого класса мы всегда открывали 300-граммовую банку черной икры и предлагали мороженое «Mövenpick». Сейчас икру в таком количестве не предлагают.

Изменились цены на билеты. Раньше они были значительно выше, и пассажиры были счастливы, что они в принципе смогли позволить себе полет. Развлекательная система на борту была проще: никаких персональных мониторов с выбором фильмов и т.д. На месяц было заготовлено два фильма, которые мы включали после обслуживания питанием.

«Свиссэйр» всегда имела безупречную репутацию во всем мире: это качество, стабильность, надежность. Мы, стюардессы, были лицом компании. Поэтому наше «la contenance» (фр. «манера держаться»), как нас учили на курсах, должно было соответствовать имиджу авиакомпании не только на борту, но и в городах-стоянках. Мы несли ответственность за людей на борту и были в ответе за нашу компанию вне полетов по всему миру.

Нашу авиакомпанию даже клинеры любили. В Дюссельдорфе одна из уборщиц с восторгом говорила: «Ой, мои „Свисси“ прилетели! Как мне нравится с вами работать: у вас всегда так чисто!». Она называла нас «Свисси», и это было так приятно.

После краха компании в 2001 году, мне кажется, «Свиссэйр» перестал быть прежним, что-то ушло вместе с названием. Вызывает ли сегодняшний «Свисс» такое же чувство гордости за профессию и принадлежности к компании у экипажа, какое было у нас, — не решусь предполагать.

После ностальгического взгляда в прошлое Барбары, после с восторгом описанного Криттикой и Ливией настоящего, я подумала, что есть в этой профессии необъяснимый магнетизм, который, несмотря на физические перегрузки, постоянную необходимость быть готовым к полету, притягивает к себе все новых и новых желающих покорять небеса и… летать наяву.

Иллюстрации автора

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!