«Правильные» ткани для вечности

Ткани и одежда часто пишут историю. У каждой красивой и известной женщины случаются важные события, когда она надевает особое платье. И в этот момент рождается история. Весь мир видит ее платье. Платье создает «документ времени». Эксклюзивное интервью об изумительных тканях для неповторимой одежды с творцом уникальных материалов Мартином Лойтхольдом.

— Еще ребенком я очень много рисовал, и родители отправили меня познакомиться с профессией художника на фабрику. Передо мной сидел мужчина, который целый день рисовал, вечером я спросил его: «Это и есть работа?» Он мне ответил: «Да, рисовать — это работа».

Мне понравилось быть свободным и рисовать только то, что я чувствовал и что мне было интересно. А еще мне было интересно работать с разными материалами, и я поступил в Санкт-Галленское текстильное училище.

— А потом сорок лет работы на фабрике Jakob Schlaepfer! Не скучно?

— Иногда я думал: может, пришло время уйти? Но я менялся, рос вместе с фабрикой. Здесь я всегда обладал неограниченной свободой для моего творчества. Я создавал для мира моды то, что хотел. Эта свобода дала мне новые возможности, но создала одновременно и новые обязанности: делать работу правильно и хорошо, быть ответственным по отношению к сотрудникам. Я не могу их бросить. В год мы производим четыре коллекции, и это около тысячи видов новых тканей. Контакты с большим миром моды Лондона, Парижа, Милана, Токио открыли мне возможность познакомиться с огромным количеством людей, и это для меня невероятное обогащение.

— Достаточно ли потенциала в Швейцарии для развития текстильного дизайна?

— У нас есть хорошие текстильные школы, например, в Люцерне, и здоровая система образования. Правительство поощряет развитие нашей отрасли. Для молодых дизайнеров важно набраться опыта. Для такой маленькой страны, как Швейцария, недостаточно просто создавать моду, мы должны быть открыты миру. Мы производим «мало моды», и наша текстильная промышленность эксклюзивная, но у нас есть возможность создать то, что вы нигде не найдете.

— Вы сотрудничаете с другими дизайнерами?

— Нет. Мы давно поняли, что придумать идею —  просто, но вот реализовать её — это большой труд. 95% времени уходит у нас на реализацию новой идеи. Наше «дитя» нам важнее, чем чужое. Для нас главное — ткани украшать, вышивать, склеивать, используя при этом 800-летнюю Санкт-Галленскую традицию, которая стала устаревшей и дорогой. Мы ее изменили, потянулись к люксу, и нашей целью стало сделать то, что никто не умеет.

Сегодня нужны новые идеи, например, лазерная технология. Или нужно использовать одновременно несколько технологий. Производства, имеющиеся только в нашем регионе, обладают невероятным потенциалом. В результате мы производим санкт-галленские кружева, которые сегодня никто не узнает как санкт-галленские, но мы их создаем одним и тем же способом. Да, я люблю Париж, люблю мир моды, но уже через неделю хочу вернуться скорее домой, работать в своем мире. Именно этот факт дает нам свободу думать и реагировать по-другому.

— Что помогает вашему творческому процессу?

— Творчество связано с желанием создать нечто такое, чего ещё не существует. Оно как интерпретатор идет по миру, вдохновляясь историей, чувствует изменения вокруг и преподносит их по-новому. Главный источник вдохновения — это природа, в ней все согласовано, она удивляет своей цветовой гаммой и ежедневно дарит нам что-то новое.

Для моего вдохновения очень важна музыка. Без музыки моя жизнь была бы очень тяжелой. Музыка стимулирует идеи, которые свободнее, чем визуальные изображения. Я слушаю много классической музыки, фольклор разных стран, джаз. Я стал старше, и музыка изменилась, сегодня я могу слушать и Стравинского, и Вагнера. Мне нужны были годы, чтобы научиться любить и понимать сложную музыку.

— Что такое мода?

— Для меня мода — это дух времени, соблазн, влечение, инспирация, легкомысленность. Мода имеет мало общего с красотой, это тренд, вкус, предпочтение, она недолговечна и может нравиться или нет, ее могут купить или нет. Можно много раз в день переодеваться, комбинировать, в моде невозможно думать долгосрочно. Это и отличает ее от других видов искусства, например, изобразительного или архитектуры, там происходит более глубокое толкование.

— Ваши ткани тоже недолговечны?

— Да, они – дух времени, его момент. При таком количестве тканей, которые мы создаем, невозможно производить и выбирать только «правильные» ткани для вечности. И в моде существуют вещи, ткани, которые красивы и останутся красивыми. Но это возможно определить только через 7–8 лет, когда вы открываете фотоальбом и замечаете изменения расцветок, узоров, выкроек.

Ткани и одежда могут стать красивыми, если они пишут историю, становятся частью истории. Красивое платье носит красивая женщина, знаменитая женщина: певица, актриса, королева. И у нее существуют особые события, и она надевает особое платье. Здесь рождается история. Весь мир видит ее платье, и это создает «документ времени». Платье быстро становится частью исторической экспозиции. Вдруг весь мир желает носить такое же платье, как у Мишель Обамы, например. Мы гордимся, когда наши ткани носит и английская королева, и первая леди Америки, но должны всегда уметь отпустить прошлое — завтра будет новый день, новое изобретение.

— Ваши ткани недешевы, но продаются…

— Как правило, у нас продается 60% продукции. Но предугадать результат невозможно. Многое, что мы производим, — это эксперимент на рынке тканей.

Выбор тканей огромен, стоимость тканей — от 60 до 6000 франков. Дорогие ткани – это много ручного труда, это вышивка, бриллианты, золото.

— Есть у вас любимые ткани?

— В каждой коллекции есть ткани, которые мне особенно нравятся. Мы стараемся удовлетворить потребности в красивых тканях всех наших таких разных клиентов, от молодых до старшего поколения. Конечно, и в моде есть свои предпочтения. Что-то в настоящий момент считается красивым. Например, коллекции Dior, которые удивляют своей силой, веют свежим воздухом.

За сорок лет работы, может быть, лишь десять больших «домов моды» меня сильно удивляли и удивляют сегодня своей работой. В нашем огромном архиве можно выбрать ткани разных столетий, которые раньше были красивыми и остались такими сегодня. Все равно нужно быть осторожным. Каждое время жаждет другого восприятия.

— А какие ткани вы предпочитаете носить?

— Лично я люблю носить качественные ткани. Для меня ткани не должны быть декоративными, но знаете, хлопок от хлопка или шерсть от шерсти тоже отличается по качеству. Красивую качественную одежду можно пошить только из хорошей ткани. Из дешевой ткани сшить что-то хорошее очень сложно. В последние годы многие дешевые марки, такие как Zara, H&M, шьют модную дешевую одежду ширпотреба, и мода направлена на такие критерии: шить просто, шить так, чтобы не чувствовать качество ткани.

Мода делается людьми, которые тоже носят одежду. Люди покупают одежду в соответствии со своими потребностями. Прочее оставляют в магазине. Это и характеризует картину моды, которая ясно выражает комфорт, удобство и выполняет много функций. В одном и том же платье вы идете на работу и вечером, может быть, в театр.

А высокая мода находится в поиске эксклюзивных и доброкачественных тканей, для которых необходима хорошая выкройка и подходящая форма.

— Какие тренды нас ожидают в будущем?

— Это трудно предсказать. Некоторые кутюрье раньше тоже пробовали делать прогнозы моды, но часто меняли свои мнения. Каждое поколение привносит в моду новое. Раньше люди шли в ателье, когда хотели приобрести новое платье, сегодня в городах тысячи магазинов предлагают одежду. Думаю, что это перенасыщение в будущем уменьшится. Даже дети устали от покупок. Ну зачем им нужна двадцатая футболка? Ценности изменятся, и одежда тоже, ведь раньше из тканей только шили, сегодня их льют, сваривают, соединяют без швов. Новые материалы оказывают влияние не только на спортивную моду, но и на моду вообще. В последующие 50 лет мода и окружающий мир будут меняться в зависимости от того или иного направления. Раньше был популярен heitech, наша одежда менялась вместе с его развитием. Цифровой мир еще стоит в начале своего пути, и уже сегодня мы имеем touch screen не только на iPhone, но и на одежде.

— Что для вас важно в жизни?

— Свобода — это самое важное. И у нас в стране она есть. Радость предстоящего дня, ведь завтра будет не так, как сегодня. Способность отпустить прошлое — это необходимо, чтобы иметь место для нового, и это важно в нашей отрасли и жизни. Важны отношения и гармония с людьми в коллективе и в семье. Я не терплю нечестности. Нас так много, и мы все разные, в жизни надо иметь много терпения, но если люди неискренни, то у меня волосы встают дыбом. Если могу, таких людей избегаю.

Духовность мне также важна. Наш мир очень материализован, и духовные ценности мы должны заработать. Найти время прочесть книгу — это роскошь. Мы все здесь временно, а мир движется вперед.

Утром, когда я встаю, иду в сад старого дома XVIII века, где жили мои предки, собираю красивый букет цветов и дарю кому-нибудь ко дню рождения или просто так. Это счастье — создавать что-то красивое, оно компенсирует тяжелую, менее интересную часть работы.

— Что вы делаете в свободное время?

— Занимаюсь садом, огородом, очень люблю готовить и печь. Прихожу вечером домой, вспоминаю, что у моего сотрудника завтра день рождения, и пеку для него пирог. Сегодня испек пирог с кислой вишней для вас (пирог был действительно вкусным — прим. автора). Это делает меня счастливым.

Люблю путешествовать, люблю все времена года, и здесь, в Швейцарии, мы имеем возможность пережить все вариации сезонов.

Досье

мартинДизайнер Мартин Лойтхольд (Martin Leuthold), креативный директор фабрики Jakob Schlaepfer, обладатель Grand Prix Design 2013, более 45 лет разрабатывает ткани для «от-кутюр», «прет-а-порте» и интерьера. Благодаря его разработкам новых тканей и развитию вышивания предприятие Jakob Schlaepfer стало ведущим в текстильной промышленности и является поставщиком для Сhanel, Christian Dior, Akris, Marc Jacobs, Louis Vuitton, Vivienne Westwood, Dolce & Gabanna и других домов мировой моды.

Наряды из тканей Jakob Schlaepfer носят английская королева, Мишель Обама, Кирстен Данст и другие знаменитости.

Мартин Лойтхольд использует для производства тканей лазерную технику и печать Injeсt в трех плоскостях. Его ультратонкие ткани прослоены алюминием, медью, бронзой — с одной стороны, а с другой — цифровой печатью.