Джорджия О’Кифф: цветы, небоскребы, черепа и облака

В конце 2003 года Художественный музей Цюриха впервые в Швейцарии показывал выставку удивительных цветов, дышащих эротикой. Они были огромных размеров, фантастичны по цвету, идеальны по форме. Это был не экскурс во флористическое художественное видение в историческом разрезе прошлого столетия, а выставка американской художницы Джорджии О’Кифф — основательницы американского модернизма.

Почти двадцать лет спустя Музей фонда Бейелер к своему двадцатипятилетнему юбилею представляет в своих выставочных залах ретроспективу главной художницы американского искусства. До 22 мая 2022 года у посетителей музея есть возможность открыть для себя творчество О’Кифф или узнать о новых сторонах ее удивительного таланта — редкий шанс!

Цветы на актуальной базельской выставке тоже есть. В 1926 году Джорджия О’Кифф (Georgia O’Keeffe, 1887–1986) сказала: «Очень редко удается найти время, чтобы по-настоящему увидеть цветок. Я нарисовала их достаточно большими, чтобы другие могли видеть то, что вижу я», — эти слова помогают открыть дверцу в мир ее творчества. Цветов за свою долгую жизнь художница нарисовала действительно очень много, и эти изображения (они не первые, первыми были абстрактные мазки, сначала углем, потом акварелью) позволили ей сформировать визуальную манеру, которая смогла расположиться между двумя, казалось бы, несовместимыми стилями: живописной абстракцией и фантастической точностью, соответствующей объективной действительности.

В подростковом возрасте Джорджия объявила, что станет художницей, а в двадцать лет — что покончила с искусством навсегда. Между этими двумя заявлениями (примерно между 1898 и 1908 годами) была очень холмистая дорога: успех в художественной студии при школе, где она училась, поступление в Школу искусств в Чикаго, тиф, выбивший ее на год из нормальной жизни, семейные проблемы — у родителей-фермеров было семеро детей, много работы и финансовые трудности. Когда семья переехала в Вирджинию, девушка записалась на курсы преподавания живописи для женщин. Рисовать пришлось снова начать.

Первый шаг в художественной карьере относится к 1916 году, когда О’Кифф было около тридцати лет. Приятельница послала несколько ее рисунков из первой серии абстракций, написанных углем, Альфреду Штиглицу (Alfred Stieglitz, 1864–1946), владельцу нью-йоркской галереи «291» и уже довольно знаменитому фотографу. Он был впечатлен красотой черных и серых линий. О том, что ее работы оказались среди других на групповой выставке в галерее, О’Кифф узнала, когда выставка открылась.

Штиглиц и О’Кифф начинают переписываться — сначала о делах художественных, а со временем и о делах сердечных. Их любовная переписка насчитывает тысячи страниц. Они заново знакомятся (первое, мимолетное знакомство произошло в 1908 году, когда Джорджия пришла в галерею «291» на выставку Родена). Штиглиц мотивирует художницу писать. Она формируется под его влиянием и влиянием фоторабот его самого и его друзей — среди них были исключительно выдающиеся личности и мастера фотографии, как Пол Стренд и Эдвард Стайхен. В следующем, 1917 году Штиглиц организовал первую индивидуальную выставку О’Кифф, а год спустя она окончательно поселилась у него в Нью-Йорке. В 1924 году они поженились — это, как говорят знатоки, была очень странная богемная пара. О’Кифф стала моделью своего мужа, и более трехсот фотографических портретов его работы отражают глубину их взаимоотношений — непростых отношений. А визуальный образ художницы, который знает мир, создал именно он, Штиглиц, — образ независимой американки Джорджии О’Кифф.

Супруги переехали в гостиницу «Шелтон» — вскоре после того, как самый высокий отель в мире открылся. Сначала они жили на двадцать восьмом этаже, а потом перебрались выше, в номер 3003. Здесь и была студия О’Кифф. Почти десятилетие, с 1925 по 1936 год, она писала здесь Нью-Йорк, создав много культовых работ «большого, величественного и сложного города, с сильной и теплой хваткой».

Чтобы считать себя независимой — или по какой-то другой причине (возможно, сказалось влияние Великой депрессии), — она надолго уезжает из Нью-Йорка в Нью-Мексико. Серия написанных там пейзажей получила признание, и художница ощутила материальную независимость. 1930 год в Нью-Мексико выдался засушливым, и вместо любимых цветов О’Кифф собирала кости и черепа — они появляются и на ее картинах. А у Штиглица появилась новая ученица. Отношения между супругами разладились, нервный срыв снова выбил художницу из колеи. Но время шло быстро и тогда.

В 1943 году состоялась ее первая большая ретроспективная выставка, в Чикагском институте искусств. Спустя три года — в год, когда Штиглиц умер, — следующая, в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Джорджия О’Кифф стала первой женщиной, удостоившейся такой чести. Успех. Свобода. Внутренние переживания. Смерть мужа. Она переселяется в Нью-Мексико, работает — но, кажется, по инерции. А весной 1953 года отправляется в путешествие, начав с Франции и Испании. Джорджии О’Кифф шестьдесят пять лет.

В 1970 году, когда художница уже начала терять зрение, в Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке устраивается ее очередная большая ретроспектива. Молодежь открывает О’Кифф и признает ее великой феминисткой. Художница не развивала эту тему: каждый видит в ее картинах, то что ему нужно, считала она. Хотя поводов назвать ее иконой феминизма у молодежи было достаточно: она не изменила свою фамилию при заключении брака, любила носить мужские шляпы, вела себя независимо. Первая выставка Джорджии О’Кифф в Старом Свете состоялась в 1993 году, в лондонской галерее Hayward Gallery, первая в Швейцарии — в 2003 году (выше мы упоминали о ней).

Выставка в Fondation Beyeler начинается с рисунков О’Кифф 1915 года — периода творчества, когда она преподавала в Вирджинии. «Ранняя абстракция» (Early Abstraction, 1915) в черно-серых тонах; потом появляется цвет: синий, красный, зеленый, в работах чудится музыка (Red Landscape, 1916–1917, Blue and Green Music, 1919–1921); а чуть позже распускаются крупные соцветия белого дурмана (Jimson Weed / White Flower No. 1, 1932) и мощные красные бархатистые маки (Oriental Poppies, 1927). Ландшафты озера Джордж, возле которого в семейном доме Штиглица О’Кифф проводила летнее время с 1918 по 1934 год и где она писала крупным планом стволы деревьев и сараи (чистая геометрия), сменяются нью-йоркскими видами, а потом приходит череда архитектурных композиций Нью-Мексико. Последние работы слепнувшей художницы огромны в размерах, и на всех — небо над облаками.

Джорджия О’Кифф считается одной из самых известных художниц, но в Европе оригиналы ее работ редко можно увидеть. До 22 мая 2022 года эта возможность есть.

Выставка Джорджии О’Кифф (Georgia O’Keeffe) проходит до 22 мая 2022 года в Fondation Beyeler, Baselstrasse 101, 4125 Riehen/Basel. Билеты рекомендуется приобретать онлайн на сайте музея: www.fondationbeyeler.ch

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!