Сильные и слабые для экономики стороны демократии

Почему наши колумнисты затеяли разговор о демократии — вопрос риторический, но темы, которые они обсудили — насущные. История ушедшего десятилетия еще не записана в учебники, но экономисты быстрее, чем историки, научились подводить итоги, естественно, предварительно изучив экономические законы, представив экономические теории и разработав практические предложения. Как две главные политические системы современности влияют на экономическое процветание — основная тема летнего диалога на наших страницах.

— Шетил, вы настаиваете, что демократия — наилучшая система для процветания экономики. Почему вы такой убежденный сторонник демократии? Чем демократия лучше других систем?

— Я приведу известную цитату Уинстона Черчилля: «Демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». Я разделяю это мнение на 100%.

Демократия далека от совершенства, но я абсолютно уверен, что «совершенство» — это иллюзия во всех аспектах жизни. Нет ничего идеального. По крайней мере, в долгосрочной перспективе, а долгосрочная перспектива — это то, что имеет значение. Демократия — это идея, созданная еще древними греками, а потом восстановленная американцами 4 июля 1776 года при основании Соединенных Штатов Америки. Америка тогда была английской колонией, но они хотели освободиться от английской монархии, передававшей по наследству политическую власть, права и привилегии. Если вы принадлежали к определенному классу людей в Англии, то вы могли править и облагать налогами всех остальных людей. Такая же система в то время была повсюду в Европе. Именно такая система породила бедность и несправедливость, которые и заставили миллионы людей мигрировать, в надежде спастись от отчаянных условий жизни, в новые колонии в Америке.

США были организованы как республика, что означает, что политическая власть не передавалась по наследству. Вы должны были быть избраны народом и действовать как народный представитель — «омбуд», как это называют у нас в Скандинавии, — и должны были проводиться выборы, в которых все граждане могли с регулярной и предсказуемой периодичностью участвовать. Избранные политики не стоят над народом, они лишь представители народа, который их избрал.

Такова основная идея демократии, которую впоследствии переняли и в Европе. Сначала это было претворено в жизнь благодаря французской революции 1789 года во Франции, в результате которой была отменена монархия. В некоторых европейских странах монархия существует до сих пор, но она полностью «кастрирована», у нее нет политической власти.

Установлены так называемые конституционные монархии, где королевская власть играет лишь церемониальную и символическую роль главы государства, а парламент избирается народом на демократических выборах, и парламент назначает правительство на основе парламентского большинства. Так устроены конституционные монархии в Англии, Норвегии, Швеции, Дании, Нидерландах и Испании. Другие европейские страны, как и США, являются республиканскими демократиями.

Если посмотреть на недавнюю историю человечества, то демократии гораздо более успешны в создании процветания, благосостояния и равенства, чем любая другая система. Причина этому на самом деле очень проста.

Демократическая система способна осуществлять лучший контроль того, чтобы никому не было позволено красть национальные богатства и, находясь под защитой правительства, становиться влиятельным. Свободные выборы гораздо лучше защищают страну от коррупции и привилегий для избранных. При демократии и коррупция, и привилегии не могут быть скрыты. Люди не будут это терпеть или замалчивать, они выйдут на улицы, начнут протестовать, подключится пресса. Проще говоря, демократия обеспечивает лучшее распределение богатства среди всех граждан. А чем больше людей участвует в экономическом росте, тем выше экономическая активность вообще, потому что тогда больше людей имеют покупательную способность. В итоге экономика растет и процветает.

Именно поэтому капитализм — как экономический принцип, основанный на индивидуальных правах владения собственностью и работы свободных предприятий для торговли продуктами и услугами на рынке для свободных потребителей, — лучше работает при демократии, чем при любой другой политической системе.

Свобода слова без осуждения со стороны людей, облеченных властью, является необходимым условием демократии. Если этот принцип отсутствует, то это не настоящая демократия. Свобода слова обеспечивает то, что система не будет коррумпирована, а потому олигархия не будет возможна. Люди будут — и они постоянно делают это — высказываться, если чиновники попытаются что-то украсть или как-то неадекватно себя вести, ущемляя права граждан страны.

И, возможно, самый важный аспект того, почему капитализм и демократия так хорошо сочетаются, заключается в том, что и капитализм как экономическая система, и демократия как политическая система требуют и поощряют разнообразие.

На мой взгляд, это очень хорошее объяснение, почему США, Англия, Германия и Франция являются странами с наибольшим количеством Нобелевских премий в области науки. Это происходит потому, что все они являются демократическими странами, где разнообразие и конфликты мнений не только допускаются, но даже поощряются. Именно так возникает свободное мышление, которое является предпосылкой научного прогресса. Люди в странах с авторитарным режимом не менее умны, но система и сложившаяся вследствие этого ментальность не позволяют им думать и выражать различные и «спорные» идеи или жить так, как они хотят жить. В этих странах людей за вольнодумие и любое отличие от других даже могут наказывать.

Хотя даже в условиях демократии и бизнес, и политические партии в ходе конкуренции пытаются добиться монополии, но мы все понимаем, что конкуренция и разнообразие — это хорошо, потому что это постоянный двигатель прогресса. Но в демократическом обществе существуют правила против монополий. Если компания становится слишком большой и уже даже способна контролировать цены и диктовать свои условия рынку, то с помощью правовой системы она может быть разделена на более мелкие предприятия. То, что этот инструмент используется не так часто, на мой взгляд, очень плохо. Когда мы говорим о компаниях, что они «слишком большие, чтобы обанкротиться», — это обычно означает, что их спасет правительство, когда они попадут в беду, и, на мой взгляд, лишь доказывает, что они просто «слишком большие». Они уже давно должны были быть разделены на отдельные, независимые и более мелкие единицы.

Но в недемократической системе все будет работать наоборот: и авторитарная политическая система, и защищенная политической властью олигархическая экономика не будут иметь «противовеса» в установлении монополии как политической, так и экономической власти. Они даже, напротив, сделают все, чтобы обеспечить контроль над правовой системой, чтобы их «защищали» суды, а их оппонентов сажали за решетку.

— А как же пример Китая? Китай не является демократическим государством, но у них невероятный экономический рост, даже лучше, чем в Европе и США. Уверены ли вы, что диктатура не может быть более успешной в создании экономического процветания? Некоторые люди даже утверждают, что Сталин и Гитлер создали такой мощный экономический прогресс, который был бы невозможен при демократической системе.

— Когда Дэн Сяопин стал генеральным секретарем коммунистической партии, Китай был безнадежно бедной страной третьего мира.

Экономический рост в Китае начался, когда коммунистический режим установил капиталистические принципы. Дэн Сяопин, лидер Китая с 1978 по 1989 год, объявил принцип «четырех модернизаций», согласно которому экономика страны была разделена на четыре сектора: сельское хозяйство, промышленность, оборона и наука. Он разрешил создание так называемых специальных экономических зон, куда могли поступать иностранные инвестиции, и они были относительно свободны от политического и бюрократического регулирования, что вызвало невероятный рост, и эти регионы стали двигателями роста китайской экономики.

Но не стоит заблуждаться по поводу китайского «экономического чуда». Дело не только в том, что там были внедрены капиталистические принципы, но и в том, что китайская экономика до сих пор была движима только интересом государства, или тем, что я бы назвал ростом, управляемым госбюджетом. Необходимость поднять страну была настолько огромной, что государство инициировало и оплачивало крупномасштабные проекты в области инфраструктуры, строительства новых городов, инвестиций в оборону и промышленность. До сих пор Китай не являлся экономикой, ориентированной на обычного потребителя, когда у достаточного количества людей было бы достаточно денег, чтобы быть настоящими потребителями и стимулировать спрос на экономическом рынке. И в то же время Китай пользовался доброй волей и поддержкой демократического западного мира в виде недорогих кредитов. Мы хотели получить доступ к китайскому рынку, но при этом понимали, что Китай будет для нас интересным партнером только при условии, что он станет процветающей экономикой. Поэтому мы активно поддерживали прогресс Китая.

С момента начала экономических реформ Дэн Сяопина до сегодняшнего дня прошло очень мало времени, и, на мой взгляд, еще слишком рано говорить о том, что Китай является примером недемократического экономического успеха. В краткосрочной перспективе — да, в долгосрочной — я очень сомневаюсь.

Я владею китайской компанией уже почти 20 лет и знаю, как она работает изнутри. Я также владею компаниями в Европе и в Канаде, и, работая здесь, я никогда бы не согласился на то, что я был вынужден делать в Китае, а именно — подстраиваться под систему. Однако это именно то, что я хочу сказать о политической свободе и безопасности, которые дает демократия, вместе с экономической свободой, которую дает демократический капитализм. Мне есть что сравнивать и из чего делать выводы. Это интересный личный опыт.

Поэтому я уверен, что Китай станет недолговечным исключением из того, что я говорю о демократии и экономике. Если Китай потеряет расположение Запада, он столкнется с серьезными экономическими проблемами, потому что там не уважают частную собственность и неприкосновенность людей в отношении их личных прав. Да, в Китае есть люди, которые достигли невероятного богатства, но они все относятся к олигархическому классу. Если кто-то из них будет критиковать китайскую политику, их заставят замолчать и посадят в тюрьму.

По моему мнению, Китай может быть успешным в долгосрочной перспективе только через те политические реформы, которые внедряют демократию.

Что касается экономического роста при таких диктаторах, как Сталин и Гитлер, то я скажу следующее. В краткосрочной перспективе диктатура может быть очень эффективной. Однако в долгосрочной перспективе это неизбежная катастрофа. В основе любой диктатуры лежит политическая идея, согласно которой политическое разнообразие запрещено, а конфликты интересов разрешаются только через приказы сверху. Вот почему сталинский коммунизм и гитлеровский национал-социализм, на мой взгляд, одно и то же. Это политические сиамские близнецы. Без оппозиции и дискуссий любое решение, каким бы масштабным оно ни было, провести в жизнь легче. Однако без дискуссий и разногласий любой диктатор неизбежно будет принимать и неправильные решения, которые будут реализованы с той же эффективностью. В любой диктатуре неизбежно наступает момент, когда принято достаточно губительных решений, ведущих к полному завершению финансовых, интеллектуальных и материальных ресурсов. Именно поэтому диктатуры недолговечны. По крайней мере, в исторической перспективе. Все они закономерно заканчиваются руинами и огромными страданиями.

— Убедительно. Раз ничто не идеально, то в чем минусы демократии? Где ее слабые стороны?

— Один из главных минусов демократии: неравенство. Трудно избежать того, что кто-то может стать очень богатым, а кто-то остается на экономическом дне. Богатство может передаваться по наследству, но то же самое касается и бедности. Очень трудно вырваться из бедности. Экономические структуры выгодны тем, кто уже имеет достаточно.

То, что мы уделяем недостаточно внимания экологии, является еще одним аспектом экономической деятельности, независимо от того, в демократической или недемократической системе она осуществляется. Экологические факторы и понимание необходимости обеспечения устойчивой экологии до сих пор почти полностью отсутствуют в любом бизнес-образовании. Прибыль и то, как сделать больше из меньшего, является доминирующим фокусом.

Демократическая система также позволяет легко перемещать активы из тех мест, где они по логике должны были бы облагаться налогом, чтобы способствовать экономическому росту, туда, где налоги меньше. Благодаря этому одни регионы стремительно богатеют, а другие — беднеют, что опять ведет к неравенству. Есть еще много аспектов, которые делают демократию менее эффективной с экономической точки зрения. Например, то, что нам приходится тратить значительное время на принятие решений, потому что право участвовать и высказывать свое мнение имеют многие. Для людей, которые не выросли в условиях демократии, демократический процесс принятия решений может даже выглядеть как сплошной хаос: неэффективность, нерешительность, излишняя бюрократия, масса побочных эффектов. В краткосрочной перспективе это может быть и так, но в долгосрочной — и опять же, именно это здесь имеет значение — демократия, безусловно, является самым лучшим, а главное, гуманным способом любой организации.

На самом деле, любой спор о том, какая система управления и организации лучше, можно легко решить, взглянув на два фактора: где уровень жизни в среднем выше и куда люди хотят мигрировать? В этом тесте всегда побеждают демократические страны.

В демократической стране вам всегда разрешено критиковать как систему, так и политиков, представляющих эту систему, — вы даже можете работать на недемократическую систему. Но это также может быть и причиной, почему демократические страны со стороны выглядят более «проблемными», чем недемократические. Кажется, что у них проблем намного больше, чем у других, просто потому, что о них принято кричать и ничего не скрывается. Но в мире, к сожалению, немало антидемократических мест, и если кто-то в демократию не верит, то никакая демократическая страна не держит человека взаперти, и он в любой момент волен уехать туда, где ему, возможно, будет лучше.

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!