А(к)сана Шавасана

Йога на русском! В голове продолжало перевариваться только что посещенное занятие. Ощущение полного понимания происходящего было ново. Казалось, в черепной коробке проделали дырочку и слова потекли в нее, рассыпаясь золотым дождем по специально отведенным каналам, неторопливо и уверенно направляясь в лишь им предназначенные лунки. Они не ускользали, едва будучи понятыми, и не улетучивались моментально, как предназначенные для разового использования, а устойчиво оседали в своих ячейках.

Санскрит по-русски

«Ну как тебе фитнес моего мужа?» — спросила Юлия, едва завидев меня в просторном фойе фитнес-центра. Перед большим окном красивого дома сидели две женщины лет пятидесяти, Юля и Елена. В лице второй, Елены, читалась надежда на правильный выбор времяпрепровождения для «почетного гостя из Швейцарии» — мой спонтанный приезд на новогодние праздники застал их врасплох. Все билеты на концерты и в театры на эти дни были раскуплены, а обычай развлечь гостя сообразно его интересам усвоен ими с грузинского детства, поэтому в «культурную программу» попал поход в спортзал.

«Фитнес замечательный! — отозвалась я. — Современный, хорошо оборудованный. Две сауны! Уборщицы вежливые. А главное, йога на русском!» Находившиеся до сих пор в хаосе английские, немецкие, швейцарские слова, обозначающие части тела и телодвижения, продулись свежим ветром, и на их место пришли свои, родные, и выстроились стройными рядами и колоннами, как на параде.

Поза воина, полумесяца, голубя. Я даже не представляла, что это может быть настолько понятным. В Швейцарии на занятиях названия поз йоги произносят на санскрите.

В голове мелькнула фраза, произнесенная русскоговорящей йогиней: «Прижмите пупок к позвоночнику и попытайтесь притянуть лопатки друг к другу». Никак не могу вспомнить: как же по-немецки «пупок»? И как вообще я воспринимаю не по-русски все то, что слышала сейчас на родном могучем? «Как тебе наша йога? И как ведут йогу у вас?» — подружки прервали мои мысли, когда мы согревались глинтвейном в уютной кафешке.

Горячий напиток разлил тепло по венам, расслабил организм и настроил на активное общение. Речь сделалась легкой и непринужденной, и прервать меня или остановить уже не представлялось возможным.

Без напряга

Впервые на йогу я попала в Америке. Смысл слов йогини, произносимых на американском английском в сочетании с йогическими терминами на санскрите, в сознание не проникал. Приходилось каждый раз поднимать голову, смотреть на телодвижения ведущей и по мере сил повторять увиденное. Однако было ясно, что надо прислушиваться к себе. Если тебе хочется сегодня расслабиться немного больше, чем обычно, то не надо этому сопротивляться. Любая асана должна выполняться посильно на восемьдесят процентов возможностей организма и, желательно, приносить удовольствие.

Рита

В швейцарском Бадене про удовольствие пришлось забыть. С лица Риты, ведущей занятия, не сходило выражение неприязненного недоумения и досады, вызываемых бестолковостью участников ее курса. Как у истинной швейцарки, ходить у нее можно было только «конем». Любая асана шла без вариаций на тему телосложения, веса, возраста, спортивной подготовки.

Особое беспокойство у нее вызывала грузная хорватка с непроизносимым именем Джурджица. Она никак не вставала в позу орла, да и «стульчик» в ее исполнении скорее напоминал удобное американское кресло.

Согласно швейцарской культуре, Рита обязана была здороваться со всеми приходившими на ее занятия, называя каждого по имени. При появлении Джурджицы ее охватывала паника; она пыталась после напоминания произнести трудные буквосочетания, но это неизменно заканчивалось недоуменным (надо же так назвать!) бурчанием. Хорватка тем не менее каждый раз требовала к себе положенного внимания и уважения.

Основываясь на негативном опыте общения со «славянами», запомнить мое имя Рита даже не пыталась, поскольку это априори представлялось ей невозможным. Я не настаивала. Однако Рита не смела нарушать культурные традиции, поэтому после приветствия «Гуете морге» вопросительно глядела на меня, ожидая подсказки, уже заранее сморщившись в преддверии чего-то такого же невыговариваемого, как «Джурджица». Я напоминала свое имя, и она, не меняя выражения лица, бормотала: «Нёд зо шлимм» и приступала к занятиям.

Так как Рита говорила только на швейцарском немецком, «вдох-выдох» она произносила просто «иу (iu)». Для меня это было настоящим испытанием. Иностранный язык я «вижу» картинками, поэтому, поняв, о чем речь, могу скорее изобразить услышанное, чем объяснить словами. Слыша «i», я вижу русскую «и»; в эту же секунду мозг подсказывает, что это иностранный язык, а не родной, но Рита уже произносит вторую букву «у». В воображении возникает «u» латинская, которая выглядит так же, как «и» в кириллице. Пока эти две буквы гоняются в голове из одного языка в другой, потом составляются в слова, переводятся со швейцарского на немецкий («ииатме айнатмен, уусатме аусатмен»), а с немецкого на русский, я вообще не дышу.

После очередного занятия прошу Риту хотя бы эти два «слова» произносить по-немецки. Или, на крайний случай, «айнаус» вместо «иу». Но Рита смотрит на меня оторопевшим взглядом, как на инфузорию-туфельку, и искренне недоумевает, откуда берутся такие, которые даже двух букв понять не могут. Она уверена, что физическое пребывание на ее занятии автоматически ведет к восприятию «ааргауертюютча» как родного.

Приятель по йоге посочувствовал, потом сообразил: «Просто повторяй за ней „и“ получится вдох. Потом „у“ сам собой получится выдох». Действительно, все гениальное просто: надо повторять, а не переводить!

Как-то на урок пришла новенькая: симпатичная, но слегка напуганная непонятным швейцарским языком испанка. Когда Рита заметила, что та неправильно выполняет упражнения, стала подробно объяснять, как правильно встать в позу: на сколько градусов развернуть стопы (одну ногу «градус», другую на «фойфефирцг»), как сложить руки и куда («рахтс») при этом направить взгляд.

Девушка недавно в Швейцарии. Она сосредоточенно смотрит на Риту и изо всех сил старается понять, о чем спич, еще даже не подозревая, что понять это невозможно. Рита, видя, что усилия бесполезны, произносит сакраментальное: «Ферштааш кай тюютч?!» Испанка утверждающе кивает, вызывая невольные улыбки всех присутствующих.

Рита в недоумении: как же можно было ее не понять, если она так доходчиво все объяснила?!

Оксана Шавасана

В фитнесе по новому месту жительства швейцарец ведет йогу на швейцарском, йогиня из «Гросскантона» на немецком, а йогиня из «Ростовапапы» на своем немецком.

Больше всего мне нравится язык немки. Каждая ее фраза вызывает во мне и радость, и сожаление. Радость от мысли, что да, именно так я и учила! И сожаление, что устная речь в Швейцарии не соответствует тому, что учишь. Наконецто слышу понятное: «Айнатмен аусатмен». Пока она произносит слова, успеваю вдохнуть и выдохнуть в ритм движению. Швейцарца-йога тоже понимаю. Видно, двадцать лет пребывания в стране не прошли даром.

А вот с Оксаной-ростовчанкой иногда воюю: «Повтори немецкую грамматику, а то ходить к тебе больше не буду!»

Немного инфантильная Оксана тем не менее начинает урок довольно бодро и говорит по-немецки заученно правильно. Но уже через несколько минут сосредотачивается больше на выполнении нами асан и на счете. В некоторых позах нужно простоять минуту, а то и две, и Оксана в это время считает про себя по-русски. Сбившись мысленно на родной язык, «дас Байн» она тут же превращает в «ди Байн», потому что в русском «нога» женского рода, а не среднего, как в немецком; «дер Арм» по той же причине становится «ди»; в тартарары летят «аккузатив» с «дативом», заодно путаются предлоги и падежные окончания.

Как-то на пробную йогу приходит новенькая: молодая наивная русская девочка, недавно приехавшая к своему жениху в Швейцарию. Она учит немецкий язык, и мне неудобно перед ней за ошибки Оксаны. Кажется, что Анечка сейчас впитает неправильный «доич», и потом ей придется переучиваться. Хотя, поглядывая на нее искоса, я вижу, что ей все равно – она пока не понимает никакого немецкого, и усвоить неправильный «доич» за час занятий ей не грозит. Тем не менее я продолжаю чувствовать дискомфорт и неловкость.

Аня старательно, но посильно выполняет упражнения, а после занятия спрашивает: «А Шавасана это фамилия Оксаны? И почему она представилась не в начале занятия, а в конце: Оксана Шавасана?» Я не могу удержаться от смеха: «Не Оксана, а асана шавасана! Это, пардон, поза трупа на санскрите».

Потом объясняю, что эта асана делается в конце занятий, чтобы успокоить мысли и привести организм в состояние равновесия: связать тело и душу. Это поза полного расслабления. В идеале шавасана ведет к изменению сознания и открытию тайн собственного организма. Но по этому поводу можно не волноваться: на обычном уроке в фитнесцентре изменение сознания нам не светит.

  • Асана (санскрит) — удобное и устойчивое положение тела; поза.
  • «Гуете морге» («Guete Morge», швейц. нем.) — «Доброе утро!»
  • «Нёд зо шлимм» («Nöd so schlimm», швейц. нем.) — «Не так плохо».
  • Ииатме (iiatme, швейц. нем.) — вдохнуть.
  • Айнатмен (einatmen, нем.) — вдохнуть.
  • Уусатме (uusatme, швейц. нем.) — выдохнуть.
  • Аусатмен (ausatmen, нем.) — выдохнуть.
  • Ааргауертюютч (Aargauertüütsch, швейц. нем.) — швейцарский диалект кантона Аргау.
  • Градус (Gradus, швейц. нем.) — прямо.
  • Фойфефирцг (Föifevierzg, швейц. нем.) — сорок пять.
  • Рахтс (rächts, швейц. нем.) — направо.
  • «Ферштааш кай тюютч?» («Verstahsch kei tüütsch?», швейц. нем.) — «Не понимаешь немецкий?»
  • Гросскантон «Большой кантон» — так швейцарцы называют Германию.
  • Дас Байн (das Bein, нем.) — нога.
  • Ди (die, нем.) — определенный артикль, указывающий на женский род существительного.
  • Дер Арм (der Arm, нем.) — рука.
  • Аккузатив, датив — винительный и дательный падежи в немецком.
  • Доич (Deutsch, нем.) — немецкий язык.

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!