Когда Альпы не спасают от депрессии

Городок Давос находится в великолепном месте — в долине реки Ландвассер среди восхитительных Альп. Назвать Давос красивым нельзя — слишком быстро торопился он удовлетворить стремительно растущие потребности своих гостей. Он не отказывал в приюте никому. Здания вырастали там, где была возможность им появиться. Однако в городке есть много интереснейших и уникальных строений. Среди которых и музей известного немецкого художника Эрнста Людвига Кирхнера.

Лозаннские русские «Всё о Жомини да Жомини…»

Столица швейцарского кантона Во Лозанна, как ни странно, меньше на слуху у россиянина, чем международная столица Швейцарии Женева. Прогуливаясь вдоль озера Леман, удивляешься, что в России и в остальном мире оно больше известно как Женевское, хотя его основная часть, почти 90 км из 100, расположена как раз на территории кантона Во (Vaud). В Лозанне жил Фредерик Лагарп, воспитатель будущего императора Александра I. И именно в Лозанне в 1923 году, во время ужина в отеле «Сесиль», эмигрантом из России Конрадом был застрелен большевистский полпред Вацлав Воровский, что надолго подпортило отношения между двумя странами.

Первые швейцарские школы. Гимназия Хофвиль

«Основу учебного плана благородных школьников, кроме обычных предметов, составляли такие предметы, как фехтование, конный спорт, а также занятия танцами и музыкой», — гласят источники, рассказывающие об истории открытия не одной, но нескольких школ в кантоне Берн, связанных с именем швейцарского педагога и агронома фон Фелленберга.

В борьбе с терактами бацилл

Мой прадед скончался от туберкулеза. Уходил он очень тяжело, в ужасных мучениях, надрываясь от кашля. Туберкулез раньше называли «чахоткой» (от слова «чахнуть») и умирали от него чаще, чем сейчас от рака.

Швейцарский складной армейский нож

Четвертым традиционным «швейцарским продуктом», помимо сыра, шоколада и часов, считается складной швейцарский нож, занимающий как объект искусства достойное место в отделах современного дизайна многих музеев мира. Швейцарский складной нож — символ надежности, качества и инновации. Он занял важное место в длинной исторической и социальной цепи человеческого развития, став не только самым старинным инструментом и оружием, но и символом власти, и частью многих ритуалов.

Дождливый калейдоскоп

Ежегодно на землю проливается 519 000 км3 дождя (а каждый кубический километр — это миллиард тонн). Дожди бывают проливными и грибными, летними и осенними (а кое-где и зимними!). И бывают дожди совсем необычные... Любопытные факты о дожде — в нашем калейдоскопе.

Иоганн Людвиг Буркхардт: первый в Петре

15 октября 1817 года в возрасте 32 лет погиб отважный швейцарский путешественник Иоганн Людвиг Буркхардт. Он был одержим идеей побывать в Нубии и обнаружить истоки реки Нигер, но открыл европейцам восхитительную Петру, иорданское чуда света, обожаемое туристами всего мира сокровище Иордании. И то и другое произошло по чистой случайности, благослови ее Бог.

«Я памятник себе воздвиг…»

6 июня 1799 года в Москве родился будущий поэт, основоположник новой русской литературы. Александр Сергеевич Пушкин никогда не был в Швейцарии. Однако не так давно у Швейцарии сложилась история про Пушкина, точнее про его бюст. Сначала он был установлен в исключительно красивом местечке неподалеку от плато Вильгельма Телля, рядом с которым пролегает «Путь Швейцарии».

Просто слёзы

Почему мы плачем, а главное — зачем? Для чего природа создала эту странную субстанцию — слезы? О чем горюет крокодил и кто плачет профессионально? Факты о слезах в нашем калейдоскопе.

Последняя капля

В физике широко известен опыт, демонстрирующий поверхностное натяжение: вода накапливается в полном сосуде или на поверхности монеты «с горкой». Но рано или поздно очередная капля становится последней, натяжение разрывается, и вода проливается.

Почему Швейцария сумела противостоять идеям нацизма?

В Германии вышло в свет комментированное издание книги Адольфа Гитлера «Моя Борьба». Проект Мюнхенского Института современной истории представляет собой два тома общим объемом почти две тысячи страниц. Это событие дает возможность снова задаться вопросом: как Швейцария с ее тесными связями с Германией, близостью культур и общностью языка, тем не менее, оказалась способна отразить в 1930-е годы натиск идей национал-социализма?