О чем молчат колокола…

Издавна колокольный звон использовался как привлечение внимания к чрезвычайному событию или сигнал опасности. Сакральный же смысл звона — призывать и укреплять в молитвенном подвиге верующую душу. Колокола Крестовоздвиженского православного храма в Женеве все так же мелодично и регулярно вершат свой перезвон до и после богослужений. Однако о расколах внутри Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), страдающей от этого недуга с 1926 года, о многочисленных отторжениях, изгнаниях, лже-церквях, о десятилетнем болезненном для всех православных Женевы внутриприходском конфликте — ни звоночка. Отсутствие информации, незнание уставных официальных документов, боязнь «выносить сор» из святой церковной избы — все, о чем молчат наши женевские колокола — привело к открытому противостоянию между «Обществом русской церкви» и церковным приходом. Прихожане разделились на два враждующих лагеря: «за» и «против» настоятеля прихода Архиепископа Женевского и Западно-Европейского Михаила (Донсков).

«Что важнее для нас: сама Церковь и живые силы в ней, или временные, может быть, её недостойные представители? Ради последних, неужели будем рвать с Вселенской Церковью, в которой большинство думает, как и мы, в которой дышит, несмотря на наши недостоинства, Дух Святой? Да кого же мы этим накажем? Ведь только сами себя!»*

Недавние события

В 2016 году отмечалось 150-летие Крестовоздвиженского Кафедрального Собора в Женеве. К этому знаменательному событию готовились заранее: в 2014 году «Общество русской церкви» приступило к реставрации храма. Большая часть работ была завершена лишь к концу сентября 2017. Юбилейные торжества с Чином Воздвижения Креста и великим освящением престола состоялись 26-27 сентября, в них служили 6 архиереев и более 20 священнослужителей, приехавших со всех уголков мира. Неслучайно известная швейцарская газета Le Temps напечатала статью под названием «Женева — однодневная столица православной церкви».

После божественных служений в престижном отеле Beau-Rivage состоялся торжественный благотворительный обед: зал вместимостью 200 персон был переполнен. Музыкальное сопровождение, речи с трибуны, рассказ об истории храма, розыгрыш лотерейных призов, подарки участникам — организаторы (церковный приход) поработали на славу! Не говоря уже о прекрасном концерте в salle Madeleine — он состоялся тем же вечером, а затем последовал дружеский фуршет. Радость праздника ощущалась во всем: возможность поговорить с духовными отцами, человеческое общение на русском, французском, болгарском, молдавском, сербском, английском и других языках, с любовью приготовленные прихожанами птифуры, салатики и пирожные, красное вино и (куда же без неё!) russian vodka. В эти же дни все важные женевские газеты написали о нашем празднике. Российские тележурналисты специально приехали для освещения этого события, и в дневных новостях TSR (Télévision Suisse Romande) был показан репортаж о храме и его реставрации. Наконец-то исчезли строительные леса и удушливый запах красок, церковные службы вошли в привычное расписание, храм посветлел и блистал обновлением. Ничто не предвещало надвигавшейся бури.

А на следующий день…

С 28 сентября 2017 года Архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил временно отстранён от всех должностей и от управления епархией — об этом говорится в Указе Архиерейского синода Русской Зарубежной церкви Заграницей, который 13.09.2017 «имел суждение» о «сложном положении дел в Крестовоздвиженском кафедральном соборе Женевы». Эта информация с некоторыми фактическими деталями была размещена на интернет-портале «Наша Газета» 2 октября 2017 года.

Честно признаюсь, что я как прихожанка и как ответственная за медиа-поддержку прошедших праздников, была не только ошарашена, но и искренне возмущена подобной публикацией. В первый момент хотелось трезвонить о несправедливости во все колокола! Но необдуманная реакция, основанная на эмоциях, а не на знании сути вопроса, не приводит к пониманию, а лишь усугубляет контрасты противоречий. На редактора, опубликовавшего статью, посыпались обвинения от возмущённых и негодующих читателей. Но никто не задался вопросом, почему высший исполнительный орган РПЦЗ — Архирейский синод — все-таки принял подобный указ после 3-х месячного анализа ситуации, после встреч с группой «поддержки архиепископа», специально поехавшей в Мюнхен, после отправленных «в защиту и поддержку» писем с сотнями подписей, после приезда в Женеву специальной комиссии из Синода?

Исторические факты

Об истории Крестовоздвиженского храма в Женеве мы писали совсем недавно. В создавшейся ситуации гораздо полезнее будет знать юридическую и законодательную сторону истории появления женевской православной церкви. В этом нам помог труд на французском языке Ивана Грезина о православных русских в Романдской Швейцарии (Les Orthodoxes russes en Suisse romande. Essai d’histoire. Genève, Ed. Nemo, 1999). 4 мая 1863 года шесть «представителей православных жителей Женевы основали Фонд русской часовни (Fondation de la Chapelle russe à Genève) с целью «заботиться о расходах, связанных с греческим богослужением для людей этого вероисповедания, которые проживают или временно пребывают в кантоне Женева». В книге записей заседаний Государственного совета Женевы от 23 мая 1863 года записано: «Этот фонд становится владельцем земельного участка, подаренного женевским государством; все работы по строительству и оборудованию церкви осуществляются от имени этого фонда». Простыми словами, в законопослушной стране Швейцарии капиталы на финансирование строительства должны где-то аккумулироваться, храниться и использоваться для последующей оплаты счетов, поэтому создаются юридические единицы, называемые Fondation. Закон о передаче земельного участка и Устав созданного Фонда были приняты одновременно — 16 сентября 1863 года. Существование фонда было предписано на 30 лет. По окончании этого срока встал вопрос о юридической принадлежности церкви, которая все эти годы находилась на содержании русской дипмиссии. В апреле 1893 года швейцарским властям было направлено два ходатайства с просьбой передать права управления церковью русской миссии вместо Фонда русской часовни. Рассмотрев этот вопрос на своем заседании, Госсовет сформулировал категорический отказ на основании закона от 4.08.1849: «иностранные правительства не могут владеть недвижимостью в кантоне». На смену Фонду русской часовни 9 мая 1895 года пришло «Общество женевской русской часовни» (Société de la Chapelle russe de Genève), цель которого записана так: «служить людям православной веры любой национальности, которые живут или временно пребывают в Женеве». В протоколе заседания Госсовета от 18 мая 1895 года читаем: «Здание русской церкви, независимо от фактического состояния, по закону является частной собственностью, которой государство не имеет права распоряжаться». Одновременно, 22 мая 1895 года по этому поводу был принят закон, поясняющий, что «превращение Фонда в Общество никоим образом не может ущемить прав Государства Женева как дарителя земли, и предназначение часовни не может быть изменено».

Соответствующая запись о смене собственника церкви была внесена в Земельную книгу кантона (Registre foncier) 18 ноября 1895 года. Кто является владельцем здания на ул. Toepffer, 9 в Женеве можно беспрепятственно узнать здесь.

Сегодняшняя ситуация: de facto & de jure

«Многие сегодня ходят, будто с закрытыми глазами. Ничего не видят. Наверно, это последствия советского режима».**

В настоящее время существуют два различных правовых субъекта, подчиняющихся нормам гражданского права Швейцарии, две различные ассоциации (взаимосотрудничающие на бумаге, но враждующие в действительности), которые занимаются делами православной церкви в Женеве. Это «Общество русской церкви» (Société de l’église russe) и церковный приход (Paroisse de l’Exaltation de la Sainte Croix), созданный в 2000 году. В дальнейшем будем называть их для краткости SER и PЕSC. Согласно ст. 1 Устава SER, её цель — заботиться о потребностях и расходах, связанных с православным богослужением, вне зависимости от национальной принадлежности верующих. Статья 1 устава PЕSC гласит: цель ассоциации — организация и управление мирской деятельностью и жизнью прихода.

Чтобы распределить между собой доходы и расходы, а также выполнение нецерковных обязанностей, в 2001 году было подписано соглашение (convention), согласно которому обе ассоциации солидарно, то есть вместе несут финансовую ответственность, поэтому в ст. 5.2 устава PЕSC прописано, что из 11 членов приходского совета, 6 должны быть из мирян, двое из которых должны быть членами SER.

Финансирование реставрационных работ, начатых в церкви в 2014 году, обеспечивается SER (согласно ст. 16 устава SER), куда поступают средства от Конфедерации, кантона и города (с 1979 года церковь имеет статус памятника архитектуры), а также благотворительные пожертвования. Реставрация «русской» церкви ведется исключительно на «швейцарские» деньги, и по счетам уже выплачено свыше 5 млн. швейцарских франков.

Доходы прихода, согласно ст. 9 устава PЕSC, состоят «из взносов прихожан, сборов пожертвований, дарений, завещаний, доходов от туристических посещений, продажи свеч. Они предназначены для покрытия расходов PЕSC и SER в зависимости от их бюджетов и соответствующих целей». Из приходского бюджета оплачиваются текущие расходы: покупка свечей, масла, вина, просфор, зарплата священникам.

К сожалению, за последние три года финансовое состояние PЕSC неуклонно ухудшается. Но все убытки или потери прихода в конце бухгалтерского года покрываются за счет SER на законных основаниях и согласно уставным документам.

В 2016 году SER компенсировало потери PЕSC в размере 60 тыс. франков (доход прихода составил 490 тыс. франков, а расход — 555 тысяч). По итогам этого года дыра в бюджете PЕSC может дойти до 100 тыс. франков.

Приходские взносы и прихожане

Ст. 10 устава PЕSC предписывает Приходскому совету предложить общему собранию критерии определения годовых приходских взносов. До сегодняшнего дня размер взноса не определён. Церковь находится на самоокупаемости и, чтобы обеспечить свою жизнедеятельность, её прихожане, или, говоря языком закона, «члены ассоциации», должны платить ежегодные взносы. Однако в этой же статье (с чисто швейцарской наивной верою в человеческую честь и порядочность) записано: «каждый член ассоциации, который не осуществляет конкретной непрерывной деятельности на благо прихода (профессиональной или иной), содействует жизни прихода добровольными пожертвованиями исходя из своих возможностей».

По причинам, о которых поговорим в следующей статье, за последние годы состав прихожан изменился. «Старых» (давних, знавших еще епископа Леонтия и архиепископа Антония) осталось совсем мало, но они исправно платят свои взносы по 50 франков в месяц (600 франков в год). В будние дни во время богослужений присутствует от 20 до 50 человек. В субботние и воскресные дни и во время больших церковных праздников их количество значительно увеличивается. Кто они, это «новые», постсоветские прихожане? Русскоязычное большинство: домохозяйки — жены швейцарцев или французов, работники международных компаний или ООН, пенсионеры (из бывших таких работников, которые имеют гражданство или постоянный вид на жительство). Много молдаван (с румынским паспортом легче приехать в Швейцарию) и понимающих русский язык грузин, сербов, румын. Если появляются новые лица, то ненадолго: туристы (проездом) или сотрудники российской миссии (на 2-3 года).

Мне не известно точное количество прихожан, но знаю, что в процентном отношении, его можно выразить так: 80% новых-молодых и 20% старых. Я также видела три письма, составленных в защиту архиепископа Михаила летом этого года: 200 подписей от русской общины, 24 от болгарской и 15 от сербской. Предположим, что в нашем приходе 240 человек (не считая «старых»), 40 из них занимаются работой на благо прихода, остаётся 200. Предположим, что все они не олигархи, а малоимущие (хотя это совсем не так), и могут платить лишь взносы в 30 франков в месяц (360 франков в год), а не 600, как «богатые старые» прихожане-швейцарцы. При подсчёте получается 72 тыс. франков. Согласно бухгалтерским отчетам, 60% всех взносов поступает от «старых» прихожан, которых всего лишь 20%, а по большому счету, не более 25 человек. Если их суммарные годовые взносы в размере 15 тыс. франков составляют 60% от общего количества взносов, поступающих в казну PЕSC, значит оставшиеся 80% прихожан добровольно опустошают свои банковские счета на общую сумму в 10 тыс. франков, т.е. по 50 франков в год с человека. Удивительное — рядом…

Читайте также: О чем молчат колокола: позиции конфликтующих сторон (продолжение)

*Архиепископ Антоний (Бартошевич), 4-й архиепископ Женевский и Западно-европейский (1956-1993)

**Архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт)