Продолжение не следует

Чайлдфри, люди, не желающие обзаводиться потомством, — одна из примет постиндустриальной эпохи. Почему не хотят иметь детей швейцарские женщины? С каких пор незыблемый миф о матери и хранительнице семейного очага дал слабину?

Журналистке Габриэле — 39. Как говорят, уже тикают биологические часы. Однако вместо того, чтобы спешно искать себе самца-производителя, она помогает детям в Африке. Для статьи о бездетных женщинах она отвечает по телефону на вопросы журналиста. «Что значит kinderlos (бездетная)? — вскипает она сразу. — Я — kinderfrei!»

Немецкий язык более точно передает ее эмоции. Она свободна от детей.

В Швейцарии 30% женщин с высшим образованием не имеют детей. Среди женщин со средним уровнем образования этот показатель 17%. Из тех же, кто не провел в школе ни дня сверх того, что требовало государство, бездетны лишь 13%. Как видим, у тех, кто считает, что эту страну заселят дураки, на руках все статистические аргументы. Однако почему именно из женщин с высоким умственным развитием не получаются матери? Быть может, они непривлекательны? Или эгоистичны? Неспособны к стабильным отношениям? Или все поголовно феминистки и мужененавистницы? А может быть, просто забыли за своей карьерой, что в жизни есть и другие вещи?

Что говорит наука

«Феномен бездетности набирает силу», — говорит Бруно Имтурн, директор Клиники репродукции и эндокринологии медицинского центра Университета Цюриха. При этом речь не идет о бесплодии, поисках спутника жизни или каких-то частных проблемах. Среди бездетных сегодня подавляющее большинство привлекательных, здоровых и активных женщин, которые многого хотят и многое могут. Обзаведение потомством — лишь один из пунктов в списке того, что им хочется успеть, и пункт далеко не главный.

«Конечно, пресловутые биологические часы не так спешат, как принято считать, — говорит Имтурн. — До 35 лет фертильность женщины практически стабильна, и лишь после сорока способность к зачатию начинает ослабевать. Более того, чем дольше не хочет заводить детей женщина, тем зачастую дольше она способна забеременеть. Однако, как показывает практика, большинство из тех, кто к 35 годам не обзавелся потомством, им так и не обзаводится. Причины — в осознанном выборе этих женщин».

Четыре истории

«Я сама себе источник радости и оптимизма, — говорит Габи бодрым голосом в телефон. — Это может звучать эгоистично, но у меня только одна жизнь, и я хочу получить от нее все. Я — искатель приключений. Когда я смотрю на своих подруг, которые за семейной нервотрепкой растеряли всю свою привлекательность, я сильно сомневаюсь, что дети — лучший способ улучшить качество жизни». Хотя Габи любит детей и помогает подружкам с ними возиться, возвращаясь в свою однокомнатную «нору», она испытывает огромное облегчение.

52-летняя Микаэла — искусствовед. Она прихлебывает кофе на залитой солнцем веранде. Она носит экстравагантные наряды и аксессуары, у нее явно есть время их выбирать. «То, что я не хочу иметь детей, мне было ясно уже в 14 лет, — говорит она. — Тогда я зачитывалась Ингеборг Бахман. Она критически описывала бесконечные библейские генеалогии — „Авраам родил Исаака и т.д.“, где все передавалось по наследству. Я почувствовала, что совершенно не имею желания становиться звеном какой-то цепи». Она рано заметила, что более эмоционально реагирует на мир, чем другие. «Чтобы воспитывать детей, необходим внутренний покой и уверенность, — говорит Микаэла. — Кроме того, я всегда боялась, став матерью, потерять саму себя. Так это случилось с моей мамой». Адвокат Симона (43) имеет престижную работу. Она стройна и энергична. Она не относится к тому типу женщин, что склонны к материнству. «В детстве я гораздо охотнее играла с машинками, чем в „дочки-матери“. Поэтому, когда я вижу младенца, мне не понятно, почему я должна непременно млеть от умиления, — говорит она, затягиваясь сигаретой. — Однажды я была почти готова забеременеть, чтобы спасти отношения, но вовсе не потому, что хотела детей. Кроме того, в своей работе я вижу, что семья и дети — это конец карьеры».

У фрилансера Хайди лучистый взгляд голубых глаз из-под свисающей челки. Ей уже сорок, но тему детей она отсекла от себя напрочь. «Моя семья часто думает, что у меня нет детей, потому что я не нашла себе подходящего мужа. Но я знаю, что подсознательно всегда искала мужчин, которые, как и я, не стремились обзавестись потомством».

Нет детей — на костер!

У сторонников умеренной рождаемости есть важный аргумент. В обществе, где меньше детей, они закономерно получают больше внимания. В прежние времена о детях не думали — их просто делали. Да, разумеется, не было средств предохранения. Но стоит учесть, что 40% детей умирали во младенчестве. В небогатых и тем более в бедных семействах детей сызмальства приставляли помогать в хозяйстве. Вопрос их воспитания мало кого интересовал. Дети были таким же привычным явлением, как мозоли на руках.

Исключительная ответственность женщины за рождение и воспитание была краеугольным камнем цивилизации. Реформатор Мартин Лютер вообще считал, что это главное, что может уравнять в правах мужчину и женщину, не равную ему от Бога. То были времена, когда женщина, рискнувшая пойти наперекор обществу и отказаться от брака и деторождения, могла оказаться на костре как ведьма. Но и сегодня бездетных женщин не оставляют в покое. Микаэла при каждом удобном случае получает упреки от своей матери, которая ждет от нее внуков.

Габриэла, приезжая в родную деревню, неизменно подвергается расспросам: «Где твой муж? Когда будут дети?» От Хайди друзья и родные давно не ждут детородных подвигов, а ждут теперь, когда она найдет мужа с детьми. «То, что женщина может быть не обделена вниманием, здорова и ухожена, не имея мужа и детей, им в голову не приходит», — возмущается она.

Личное счастье или общественное благо?

Деторождение перестало быть нормой бытия в обществе. В развитых странах немногих волнует мнение окружающих, необходимость продолжения семейного рода или уж тем более выживание своей нации (привет SVP/UDC!). Важнейшей ценностью для нынешнего поколения является личное счастье. Массмедиа все чаще пишут о том, что бездетные счастливее тех, кто обзавелся семьей. Часто этот тезис подкрепляют исследованием 2004 года, в котором работающие матери из списка 16-ти наиболее раздражающих вещей возню с детьми поставили на второе место.

Нельзя сказать, что наши героини не любят детей. Искусствовед какое-то время встречалась с мужчиной, у которого дети, и до сих пор поддерживает с ними контакт. Адвокат была крестной у своей подруги, родившей близнецов. Фрилансер Хайди любит своего племянника. Но никто из них не готов поступиться ради детей личными интересами и кругом общения. Бездетные женщины винят своих «оступившихся» подруг в том, что они неузнаваемо изменились. Для большинства их друзья, коллеги, группа по йоге, книги и хобби намного важнее семьи. Возможно, в чем-то это эрзац, но они им довольны.

А как же пресловутый стакан воды, который должны в старости подавать старику его заботливые отпрыски? «А кто гарантирует, что меня будут посещать в доме престарелых?» — парирует адвокат. «А меня, возможно, навестит племянник, — уверена Хайди. — В любом случае без детей у вас всегда хватит денег на безбедную старость и заботу».

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!