«Мартин знать все где»

Швейцарцы — опытные путешественники, поэтому перед поездкой в неизведанные страны они стараются познакомиться с культурой и нормами поведения планируемой для посещения страны, и даже подучить ее государственный язык.

Мартин и Моника пришли ко мне на занятия русским языком, потому что собрались в Россию, и не куда-нибудь, а сразу на Камчатку.

М&М

До встречи с группой, экскурсоводом и распланированным на каждый день активным отдыхом по «долинам и по взгорьям» к вулканам и озерам, им предстояла самостоятельная поездка в Москву, а затем в Петропавловск-Камчатский. Перед путешественниками стояла задача-минимум: освоить столь пугающую европейцев кириллицу, овладеть правилами чтения, зазубрить приветствия и некоторые фразы, которые могут понадобиться в аэропорту, ресторане, отеле, магазине и в общественном транспорте.

Начали с алфавита. «Почему наша Бэ у вас Вэ, а Мэ — Тэ и зачем так много эС (Зэ, эС, Ка)?» — удивляется Мартин. «Так много, — объясняю, — потому что звуковой диапазон русского языка гораздо шире немецкого, и большее количество звуков в языке выражено определенной буквой. К примеру, в русском есть звук «ч» и соответствующая буква. Чтобы передать ее звучание немецким алфавитом, нужно использовать четыре буквы: «tsch». А для «щ» понадобятся все семь: «schtsch». Мои убедительные аргументы на Мартина подействовали: с «тремя эС» он согласился.

По ходу урока мне вспомнилось, как мы учили грузинский алфавит в русской школе в Грузии: три К, две Т, две П, две Ч.

А в недавней поездке в Тбилиси я увидела, что в названии ресторана отвалилась буква, и из любопытства обратилась к сидящим на уличной скамейке — по всем признакам, местным — лицам кавказской национальности: «Не скажете, уважаемые, какая там должна быть буква — П или Ч?»

Мужчины охотно откликнулись, заглушая друг друга: «Там должен быт П». Я опять: «А какая? В грузинском же две П. «Э! Нэ, слущий! Какой два П?! — завозмущались они в один голос. — Одын П!» «Как, — говорю, — один? Мы в школе учили, что две! Одна П, а другая Пх с придыханием». «А, ну Пх тоже эст, да! Но П одын!»

Вот так по-разному воспринимается родная речь и иностранная.

Спасибо, что конца урокам нет

Продолжаем учебу с М&М. Тема — «Семья».

Спрашиваю Мартина: «Как зовут маму-папу и сколько им лет?» «Мама — Хельга, папа — Эмиль. Мама жива, ей 92. А папа — нет. Он молодым умер. В 66».

Потом делаем задание — вставить буквы Х, Ч, Ш, Щ. «Как же можно их вставить?! — Мартин, хоть и шутя, но не устает причитать. — Они же все одинаковые…» Следующее упражнение открывает мне глаза на то, что в русском, оказывается, три И (и, ы, й)! Моих новых учеников постоянно интересует, какая тут И: нормальная или «комишес»?

Затем переключаемся на тренировку устной речи. «Что ты делаешь в субботу?» — спрашиваю Мартина. «В субботу я работаю в заду». «Вот, — говорю, — что значит иметь одну букву на все случаи жизни. (Немецкая S перед гласными читается как русская Зэ, и ученики часто путают правила чтения в родном и в иностранном.) „Сад“ и „зад“ — два совершенно разных слова».

Мартин, заглянув в словарь, понимает значение своей ошибки и веселится уже до конца урока. Он вообще смешной и хулиганистый. У него пенсия на горизонте, но он, как мальчишка, постоянно ерзает на стуле и все время смотрит в окно. Если спрашиваю не его, он обязательно тычет карандашом соседку по парте или незаметно задевает ее ногой. Просто сидеть и слушать других он не в состоянии. Его нужно занимать постоянно. Соседка по парте — его жена Моника. Она с ним строга, как мама с непослушным ребенком. Но Мартин продолжает «безобразничать» при любом удобном случае. И очень любит рассказывать, что вытворял в школе.

В следующий раз я решаю пересадить его от окна, чтобы хотя бы улица и птички его не отвлекали. У швейцарцев даже аналог нашей поговорке «считать ворон» на уроке звучит как «просидеть в школе у окна»: «Фенстерплатц хабен».

Пока Моника читает свою часть диалога, Мартин не находит себе места, а потом вдруг, прислушавшись к чтению, радостно подпрыгивает, сидя на стуле. «Я знаю такие слова! У нас на работе так сербы разговаривают! Сегодня — пятница. Сербы принесли сливовицу. Это у нас называется «сербен бринген глюк». «Сербы приносят счастье».

Мы хихикаем, потому что это смешно, остроумно и созвучно немецкой поговорке «Шербен бринген глюк» («Осколки приносят удачу») — аналогу нашей «Посуда бьется — жди удачи».

«А еще знаешь, как один серб смешно говорит по-немецки? — не унимается Мартин. — „Во гефунден дизе лойте?“». «Вот и отлично! — я пользуюсь моментом, чтобы быстрей его чему-нибудь научить. — Так и надо строить предложения в языках, родственных русскому. Это же почти дословный перевод! «Где нашли этих людей?». «А еще он говорит: „Их нихт либе дизе“», — продолжает веселиться Мартин. «„Я не люблю это“, — перевожу я и уточняю: — Хотя он, скорее всего, имеет в виду „мне это не нравится“».

«Еще у нас есть один „вьетнамизец“, у которого немецкий никак не идет, — Мартина не остановить. — Если его просят что-нибудь найти из инструментов или каких-то материалов, он ничего найти не может и всегда всех отправляет ко мне: „Мартин виссен алле во!“».

«Надо быстренько его чем-то занять, — думаю я мимоходом и подсовываю упражнение: „Официант принес (он) бефстроганов“. Местоимение „он“ надо поставить в дательный падеж и получить „ему“». В ответ слышу: «Официант принес мне бефстроганов». «Почему „мне“?» — я уже даже не удивляюсь. «Потому что ему не надо. А я съем», — невозмутимо реагирует Мартин. Потом он вставляет предлоги — и у него получается «женщина под шубой». Как селедка.

В следующем упражнении на окончания существительных, относящихся к разным родам, задается вопрос «Где был твой муж?», и даны варианты ответа: на работе, на конференции, в Москве. У Мартина, однако, свои взгляды на жизнь: «У подруги», — отвечает он весело, хотя имеет в виду «у любовницы».

Слово «фроиндин» с немецкого переводится как «подруга», но швейцарцы употребляют слова «фроинд — фроиндин» в значении «любовник — любовница». А «друг и подруга» по-швейцарски «коллег и коллегин».

Помню, первое время в Швейцарии я спокойно произносила «фроинд» и «фроиндин», знакомя кого-то из местных со своими друзьями, постоянно приводя швейцарцев в легкое смущение. Меня пытались поправить: «коллег», а не «фроинд», но я думала по-русски, переводила на немецкий, а не на швейцарский, поэтому возражала: «Это просто друг, не коллега. Коллега — это тот, с кем вместе работают».

Люди добрые

Наконец подошло время поездки в Россию.

До Петропавловска-Камчатского Мартин и Моника добирались своим ходом. Там, на месте уже был организован экскурсионный грузовик, похожий на тот, на котором нас возили в поле, когда мы студентами ездили «на картошку». На нем еще на кузове брезент на случай дождя и надпись «Люди».

Грузовик в определенное время собирал всех приехавших швейцарцев, итальянцев и испанцев по гостиницам и отправлялся с ними к камчатским достопримечательностям. Экскурсовод был русскоговорящим, переводчик переводил на английский. Испанская пара его не понимала,
и Мартин переводил им с английского на французский. Испанский и французский — языки родственные и принадлежат к одной и той же языковой группе, поэтому французский Мартина испанцы понимали гораздо лучше, чем английский русскоговорящего переводчика.

Из поездки Мартин привез слова «ёшкин кот», «баба-яга» и «йети» и потребовал от меня разъяснений. С «йети» понятно: как выяснилось, переводчик так называл экскурсовода за его огромный рост и «лапища». А вот чтобы объяснить, что такое «ёшкин кот», мне пришлось обратиться за помощью к Интернету.

Потом на некоторое время М&М пропали. Когда опять появились на уроке, выяснилось, что они были заняты покупкой дома. Я не сразу поняла, зачем им на двоих еще один дом, но оказалось, что напротив них уже десятки лет арендуют жилье две древних вдовы — старушки-итальянки. И вот владелец дома отошел в мир иной, а наследнику дом не нужен, а нужны деньги, причем много и сразу, поэтому он решил его продать.

Старушки живут сорок лет в немецкой части Швейцарии, по-немецки говорить так и не научились, самим им найти новое жилье невероятно трудно. Да и как переезжать в таком возрасте? Мартин с Моникой их пожалели и выкупили дом, чтобы старушечки могли спокойно доживать свой век. Ну а потом… потом М&М придумают, что им с домом делать.

После долгого перерыва к уроку приступить сложно. Всем хочется поделиться тем, что произошло за время, пока мы не виделись.

Истории у Мартина, как обычно, не заканчиваются. Он с удовольствием поведал нам, как на их фирму приехал в командировку немец из Германии. Они с ним долго беседовали по работе, и после их разговора немец самодовольно произнес: «Я так переживал, что у меня будут проблемы со швейцарским языком! Но я рад и горд: оказывается, я понимаю „швайцердоич“!» Мартин, посмеиваясь, спустил собеседника с небес на землю: «Такого не может быть!» «Как же! — удивился немец, — мы вот с тобой общаемся, и я все понимаю!» «Ты понимаешь, — снисходительно усмехаясь продолжил Мартин, — потому что это я говорю с тобой по-немецки!»

«Алзо, — мне наконец удалось прервать словоохотливого ученика, — сейчас мы будем говорить только по-русски. А пока — аудио-текст». И я тыкнула пальцем на «плейлист» в айфоне.

  • Комишес (Komisches, нем.) — странная, чудная.
  • «Фенстерплатц хабен» (Fensterplatz haben, нем.) — «Иметь место у окна».
  • «Шербен бринген глюк» (Scherben bringen Glück, нем.) — «Осколки приносят удачу».
  • «Во гефунден дизе лойте?» (Wo gefunden diese Leute (искаженный нем.) — «Где нашли эти люди?»
  • «Мартин виссен алле во» (Martin wissen alle wo, искаженный нем.) —
    «Мартин знать все где».
  • Фроинд, фроиндин (Freund, Freundin, нем.) — друг, подруга.
  • Коллег, коллегин (Kollege, Kollegin, швейц. нем.) — друг, подруга.
  • Швайцердоич (Schweizerdeutsch, нем.) — швейцарский немецкий.
  • Алзо (also, нем.) — итак.

Уважаемые читатели «РШ», специально для вас мы запустили канал в мессенджере Telegram. Подписывайтесь на нас — вы будете узнавать новости о Швейцарии, а также свежую аналитику из первых рук и максимально оперативно. Благодарим вас за то, что вы с нами!